Артур Дмитриев (arther_d) wrote,
Артур Дмитриев
arther_d

Categories:

Fryday

Не знаю, как можно верить чуваку, который пишет автобиографию по частям, причем между первой и второй прошло 12 лет, но его умильная морда все-таки вызывает доверие. Возможно, он многое додумывает, переосмысливает, упрощает или украшает, однако манера письма никак не походит на самопотворство и не заставляет скрежетать зубами, чего так боится автор. Он слишком старый пес, чтобы научиться выть по-новому, в этом все дело. И автобиография эта – скорее памятка, чем раскрытый плащ для встречной школьницы в темном парке. Но это на первый взгляд. Все-таки он ведет свой род от дедушки, венгерского еврея, единственного человека на земле, который способен зайти за вами во вращающуюся дверь, а выйти первым». Книга – скорее оплеуха, отвешенная самому себе, не несущая воспитательной цели. С горяча.



На страницах – девять лет жизни с водоразделом между двумя пагубными привычками – к белому порошку, входящему во все сладости на свете и даже в любимый «Марафон» ( так раньше назывался «Сникерс»), и к белому порошку, дарующему беспредельную энергию. А все потому, что все безобразия начал непозволительно поздно – ну кто, скажите, начинает курить в пятнадцать лет? В этом возрасте уже многие завязывают. Столь необычное для подростка поведение сказалось и на его межполовых отношениях. Вернее, внутриполовых, чего греха скрывать. Не мял в детстве селянок – получай в постель студента. Так что вы тоже осторожней там.



Одно рукопожатие до Гитлера, четыре - до Наполеона – мыслимо ли это представить для простого парнишки полудворянского происхождения, чуравшегося авторитетов и ставящего в ряд к Гитлеру и Геббельсу Бернарда Шоу, например, за его вечное нытье, морализаторство и желание повелевать толпой. Мальчик, с ранних лет осознавший силу образования, вцепившийся в книги, энциклопедии, карты и свитки. На первом курсе университета уже преподававший, на втором – возглавивший крупнейшие студенческие клубы, а на третьем — получить возможность курить в любом месте и любой комнате Кембриджа, что есть высшее достижение. И даже попытался поставить в букмекерской конторе на смерть королевы, что вызвало нездоровую маленькую панику 89 года.

Наверное, первая книга о бытие после Ветхого Завета, когда с каждой строчкой мучительно завидуешь и думаешь о том, как скучно ты живешь. Как человек во время учебы одновременно преподавал в школе, играл в нескольких театрах, ездил с ними на гастроли, сочинял пьесы, бухал, трахался без оглядки и вообще. Хью Лори, корефан его, умудрился между семестрами взять золото на Юношеских Олимпийских играх. Да-да, доктор Хаус – олимпийский чемпион. Вы не знали, что ли? Может у них так поставлен учебный процесс, что остается дикая куча времени?



И при всем своем интеллектуальном великолепии Стивен постоянно стыдился своего рыхлого тельца. Не просто стыдился, а испытывал к нему неприязнь, мерзкой этой оболочке. Но кокаин помог, да. Он всем помогает. Про это будет в следующей части биографии, которая уже тоже вышла и я до нее обязательно доберусь.


К концу книги понимаешь, что повествование затрагивает большей частью окружение, друзей, встречных переломных индивидуумов, чем его самого. И некоторая скомканность или наоборот, растянутость сцен объясняется очень просто — «литературная ценность, художественный уровень, эстетическая подлинность интересуют меня гораздо меньше, чем чувства других людей». Все то, чего он достиг – либретто мюзиклов, шедших на Бродвее, площадках Японии, Европы, Австралии, тысячи листов сценариев для фильмов и телепередач, неоценимый вклад в становление микрофонных комиков или как сейчас говорят – стендапа, сотни сыгранных ролей, десятки великолепных книг, многие часы смешнейших радиопостановок, куча созданных спектаклей – просто вываливалось из рукава в попытке придать себе точку опоры. Наверное, это и называется талант. Талант делать из букв Ohrwurm.


P.S. Как, удивляемся мы, стала наша культура настолько надломленной и больной, что обратила в объекты поклонения полчища бесталанных ничтожеств, не способных предложить обществу никакой нравственной, духовной или интеллектуальной пищи, лишенных сколько-нибудь приметных дарований, если, конечно, не считать таковыми сверхгигиенический эротизм или неагрессивную протогеничность? Ответ мой прост – заткнитесь! Златой телец круче Отца, Сына и Святаго Духа, а полоумная поп-звезда и футболист-красавчик круче оголтелых комментаторов культурных событий!



Tags: Стивен Фрай, автобтография, книги
Subscribe

Posts from This Journal “книги” Tag

  • Классическая поза литературы

    Установить точно, когда это произошло, сейчас не представляется возможным. Скорее всего, историки будут опираться на конец семидесятых, расцвет…

  • Не укради

    Старые книги опасны. Издания разных лет, под одной и той же редакцией, могут кардинально отличаться, потому что книга, сам текст несколько лет…

  • Никаких дыр

    Далекое будущее. Настолько далекое, что измеряется от нашего настоящего десятками тысяч лет. Да, Иэн Бэнкс тот еще оптимист, хоть и пишет очень…

  • Спас на крови

    Ха, оказывается, именно «Повесть о двух городах» является самой перепечатываемой книгой Диккенса. Не восхитительные «Большие надежды», не сопливый…

  • Терпение

    Холодильник. Джон любил холодильник. Хотя бы потому, холодильник обладал единственной дверью, перед которой ему извиняться не надо. Он всегда молчал…

  • Терпение

    Четверговое бирюзовое поло, черные синтетические шорты с мембраной, белые вязаные кроссовки, модные в этом сезоне, спортивный рюкзачок,…

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments

Posts from This Journal “книги” Tag

  • Классическая поза литературы

    Установить точно, когда это произошло, сейчас не представляется возможным. Скорее всего, историки будут опираться на конец семидесятых, расцвет…

  • Не укради

    Старые книги опасны. Издания разных лет, под одной и той же редакцией, могут кардинально отличаться, потому что книга, сам текст несколько лет…

  • Никаких дыр

    Далекое будущее. Настолько далекое, что измеряется от нашего настоящего десятками тысяч лет. Да, Иэн Бэнкс тот еще оптимист, хоть и пишет очень…

  • Спас на крови

    Ха, оказывается, именно «Повесть о двух городах» является самой перепечатываемой книгой Диккенса. Не восхитительные «Большие надежды», не сопливый…

  • Терпение

    Холодильник. Джон любил холодильник. Хотя бы потому, холодильник обладал единственной дверью, перед которой ему извиняться не надо. Он всегда молчал…

  • Терпение

    Четверговое бирюзовое поло, черные синтетические шорты с мембраной, белые вязаные кроссовки, модные в этом сезоне, спортивный рюкзачок,…