Артур Дмитриев (arther_d) wrote,
Артур Дмитриев
arther_d

Высокий блондин, отсекающий желтые ботинки

Божечки мои, как же я люблю пана Сапковского! Просто до дрожжиков и слез умиления! Последний остался после Воннегута и Пратчетта кто может из фэнтази сделать одновременно горькую и сладкую конфетку с привкусом яростного юмора толщиной в бозон бога, последний...



Геральт из Ривии из бэк в мир, где скрытые глупцы, лентяи и ментальные сони являются дипломатами, офицерами армии и флота, а так же занимают важные посты в полиции. Самые же безнадежные из них, не смогшие попасть в выше перечисленные структуры, становятся политиками, это закономерность и в нашем мире. Опять ему приходится подчищать за человечеством и негуманоидами, разбираться в собственном щепетильстве и сызнова страдать, страдать от этих страшных существ. Женщин.



Очень жалко беднягу, как же они его достали все, влюбляют в себя, пользуются телом, а потом выкидывают. Тяжкая мужская доля, от которой не скрыться и поныне… Как говорит его друг и товарищ, поэт Лютик — «Берегись разочарований, ибо внешность обманчива. Такими, какими они кажутся, вещи являются редко. Женщины – никогда». Это должен крепко себе вбить в голову до самых печенок каждый мужик на свете и быть готовым ко всему. Ко всему!!! К разодранному сердцу, сломанному мозгу, расцарапанной спине, к засосам на шее и других, зачастую – очень необычных, местах.



На самом деле, жизнь нашего с вами Геральта была бы намного проще – ну, убивал бы всяких кикимор в сельских реках да вампирюг на кладбищах по заказу страждущих, лечил бы переломы и изредка мял бы пригожих девиц на сеновалах строго в целях уменьшения энтропии в мире. Но некие волшебники решили насадить в людях социализм, сделать так, чтобы каждый человечек имел бы доступ (бесплатный!) к магическим эликсирам, лекарствам, талисманам и артефактам, могущим сделать жизнь его легкой и счастливей. Ну и понеслась – методы у волшебников были так себе, а ценность человеческой жизни для них была на уровне мышиного дерьма. Очень старого мышиного дерьма, прошлогоднего. Саботаж идеи еще внутри гильдии, как без этого.

У чародеев, конечно, ничего не получилось, то, что они предложили народу, было навроде тещи – тяжелое, мерзкое, совершенно бессмысленное и ничего более: вот просто взять бы да и утопить в речке. А ведь для того, чтобы изменить житуху простых граждан, им нужно внушить всего одну мысль, заставить их постичь такие величины, как день завтрашний и завтрашняя водка. Ибо живут они только днем сегодняшним и сегодняшней водкой, а так нельзя! Плюс чтобы жрецы не выжимали из людей деньги и не растлевали бы малолетних, а идиоты, психопаты и малахольные бы не лезли в политику. Вот тогда бы и все изменилось, уж поверьте старому пану.

А какие здесь эпиграфы к главам – просто голова кругом. Тут вам и Пелевин, и Коэн, и Ортега-и Гассет, и дядя Миша из второго подъезда. Особенно меня вставил нижеследующий, прямо до костного мозга. Эмм… Ладно, решил я его в эпилог воткнуть. Да, эпиграф в эпилог, так тоже можно.


Приятно кольнуло серебряным мечом куда-то под лопатку — почти в самом конце книги отсылка к маленькому рассказу про зачарованную дочку короля Фольтеста, который (рассказ, не король) и стал той стрелой Амура двадцать лет назад (или больше, наверное больше), проткнувшей мое огромное сердце и заставившее его воспылать чувствами к товарищу Анджею. Сейчас оно, сердце мое, сжимается и морщится. Посудите сами – предыдущая книга этого цикла написана пятнадцать лет назад. Еще пятнадцать лет до выхода следующей можем не дожить ни я, ни Сапковский. Это сильно огорчает, честное слово. Его это огорчает не меньше, думаю. Да, пан выпустил за это время трехтомник саги о Рейневане (охренительный, на основе реальных событий гуситских войн в Европе, очень рекомендую!), но белобрысый ведьмак навсегда, форева, так сказать! Пиши исчо, пан и побыстрей!!!

Обещанный эпилог из эпиграфа

«Кто сражается с чудовищами, должен остерегаться, чтобы самому не стать чудовищем. Если долго смотришь в бездну, бездна тоже смотрит в тебя.
Фридрих Ницше. По ту сторону добра и зла

Смотреть в бездну, по-моему, — полный идиотизм. В мире есть множество вещей куда более достойных, чтобы на них смотреть

Лютик. Полвека поэзии»




Tags: Анджей Сапковский, книги, роман, фэнтези
Subscribe

Posts from This Journal “книги” Tag

  • Классическая поза литературы

    Установить точно, когда это произошло, сейчас не представляется возможным. Скорее всего, историки будут опираться на конец семидесятых, расцвет…

  • Не укради

    Старые книги опасны. Издания разных лет, под одной и той же редакцией, могут кардинально отличаться, потому что книга, сам текст несколько лет…

  • Никаких дыр

    Далекое будущее. Настолько далекое, что измеряется от нашего настоящего десятками тысяч лет. Да, Иэн Бэнкс тот еще оптимист, хоть и пишет очень…

  • Спас на крови

    Ха, оказывается, именно «Повесть о двух городах» является самой перепечатываемой книгой Диккенса. Не восхитительные «Большие надежды», не сопливый…

  • Терпение

    Холодильник. Джон любил холодильник. Хотя бы потому, холодильник обладал единственной дверью, перед которой ему извиняться не надо. Он всегда молчал…

  • Терпение

    Четверговое бирюзовое поло, черные синтетические шорты с мембраной, белые вязаные кроссовки, модные в этом сезоне, спортивный рюкзачок,…

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

Posts from This Journal “книги” Tag

  • Классическая поза литературы

    Установить точно, когда это произошло, сейчас не представляется возможным. Скорее всего, историки будут опираться на конец семидесятых, расцвет…

  • Не укради

    Старые книги опасны. Издания разных лет, под одной и той же редакцией, могут кардинально отличаться, потому что книга, сам текст несколько лет…

  • Никаких дыр

    Далекое будущее. Настолько далекое, что измеряется от нашего настоящего десятками тысяч лет. Да, Иэн Бэнкс тот еще оптимист, хоть и пишет очень…

  • Спас на крови

    Ха, оказывается, именно «Повесть о двух городах» является самой перепечатываемой книгой Диккенса. Не восхитительные «Большие надежды», не сопливый…

  • Терпение

    Холодильник. Джон любил холодильник. Хотя бы потому, холодильник обладал единственной дверью, перед которой ему извиняться не надо. Он всегда молчал…

  • Терпение

    Четверговое бирюзовое поло, черные синтетические шорты с мембраной, белые вязаные кроссовки, модные в этом сезоне, спортивный рюкзачок,…