Артур Дмитриев (arther_d) wrote,
Артур Дмитриев
arther_d

Трудовые пресервы

Я правша. Абсолютный и непреодолимый. Правой рукой я ем, пишу шариковой ручкой, ковыряюсь в носу, приглаживаю волосы, чищу зубы. Пальцем правой руки я вожу по экрану смартфона, правой рукой держу мышку и ею же (рукой, не мышкой, что я изверг, что ли?) шлёпаю свою разновеликую непослушную малышню.

Я очень люблю свою правую руку, она помогает выжить в этом не очень дружелюбном к человеку мире. То есть да, я ею иногда бью, иногда защищаюсь, иногда молю, иногда дарую пощаду. Держу стакан, сигарету, нож, мороженое. Здороваюсь, прощаюсь. С ее помощью даже получаю наслаждение иногда — точный бросок бумажки в корзину для мусора, что может быть приятней?

Нога. Правая, естественно. Именно она принимает вес моего тела, когда я запрыгиваю на ступеньку автобуса, толкает меня от асфальта в процессе занимательной езды на самокате и первой тянется к педалям велосипеда.

Левая рука и левая нога вообще какие-то полубесполезные придатки, в чью задачу входит сохранение равновесия, поддержка визуального образа симметричного тела и изредка функция младшего помощника. Никакой надежды я на них не возлагаю, иллюзий не питаю, хоть бери и отрывай на корм милым зверушкам в зоопарк.

Так почему же, черт подери, я не перекачан с одной стороны и не ссохся до состояния сучка — с другой? Ведь активничает на процентов восемьдесят у меня только сторона правая, достойная и верная? Мои рабочие конечности не выглядят по сравнению с нерабочими чем-то сверхъестественным, и те, и другие — красивые, почти могучие и… одинаковые!!!

Напрашивается один-единственный вывод — все, что нам твердили про работу, которая сделала из обезьяны человека, а из человека, например, меня — вранье со всеми отовсюду вытекающими. Врал Белинский про то, что труд облагораживает, врал Вольтер про труд и удовольствие, врал Цицерон про закалку трудом. Все врали, то ли по недосмотру, то ли с какой-то целью, ведь неглупые же люди, книжки писали! Хотя это не показатель, конечно.

В сложившейся ситуации больше всего жалко лошадок. Они окончательно теряют шанс стать прямоходящими и, возможно, опустят копыта и совсем перестанут трудиться. Хотя на них было столько надежды. Что вот-вот сбросят узду, возьмут палку-копалку и… А еще они могут впасть в депрессию и взлелеять в себе суицидальные наклонности, что будет хорошим уроком как землепашцам, так и кочевым народностям. Раньше всех это осознал мерин Осовиахим и ушел на фронт, помнится. От безысходности.

Я тоже больше не буду надрываться, раз уж такое дело. И в понедельник не пойду на работу, а лягу на бочок. Правый.


Остальные мои колонки можно прочитать здесь http://i-gazeta.com/column/ArturD/34527.html
Tags: айгазета
Subscribe

  • Никаких дыр

    Далекое будущее. Настолько далекое, что измеряется от нашего настоящего десятками тысяч лет. Да, Иэн Бэнкс тот еще оптимист, хоть и пишет очень…

  • Спас на крови

    Ха, оказывается, именно «Повесть о двух городах» является самой перепечатываемой книгой Диккенса. Не восхитительные «Большие надежды», не сопливый…

  • Терпение

    Холодильник. Джон любил холодильник. Хотя бы потому, холодильник обладал единственной дверью, перед которой ему извиняться не надо. Он всегда молчал…

  • Терпение

    Четверговое бирюзовое поло, черные синтетические шорты с мембраной, белые вязаные кроссовки, модные в этом сезоне, спортивный рюкзачок,…

  • Терпение

    — У вас первый? — Кто? — Ребенок. У вас первый? — А, да. А у вас? — А у меня уже третий. Они такие чудесные, правда? Нельзя просто так остановиться…

  • Внутренний туризм

    «Цвет волшебства» Терри Пратчетта – первая книга, откровенно говорящая, что туризм есть гадкое и отвратительное занятие, несущее людям только мрак и…

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • Никаких дыр

    Далекое будущее. Настолько далекое, что измеряется от нашего настоящего десятками тысяч лет. Да, Иэн Бэнкс тот еще оптимист, хоть и пишет очень…

  • Спас на крови

    Ха, оказывается, именно «Повесть о двух городах» является самой перепечатываемой книгой Диккенса. Не восхитительные «Большие надежды», не сопливый…

  • Терпение

    Холодильник. Джон любил холодильник. Хотя бы потому, холодильник обладал единственной дверью, перед которой ему извиняться не надо. Он всегда молчал…

  • Терпение

    Четверговое бирюзовое поло, черные синтетические шорты с мембраной, белые вязаные кроссовки, модные в этом сезоне, спортивный рюкзачок,…

  • Терпение

    — У вас первый? — Кто? — Ребенок. У вас первый? — А, да. А у вас? — А у меня уже третий. Они такие чудесные, правда? Нельзя просто так остановиться…

  • Внутренний туризм

    «Цвет волшебства» Терри Пратчетта – первая книга, откровенно говорящая, что туризм есть гадкое и отвратительное занятие, несущее людям только мрак и…