Артур Дмитриев (arther_d) wrote,
Артур Дмитриев
arther_d

Argentum

На нем пончо, кожаные штаны, шляпа. Пампасы прогибаются под копытами его коня, наполняясь пылью, болью, солью. Взмахнет лассо налево — стишок вылетает, взмахнет ножом направо — рассказ, чихнет — рецензия али критика. Несется по просторам Аргентины путеводная звезда всех троечников на свете, озаряя своим светом желание бросить к чертовой бабушке школу, выплюнуть полупережёванный кусок гранита и начать жить.
Посудите сами, у Борхеса за душой нет никакого диплома, кроме вызывающей подозрение справки о среднем образовании, что не помешало ему стать профессором и почетным членом десятка ведущих универов мира. Доподлинно известно только то, что он учился в четвертом классе школы. И вы так можете, но есть малюсенькое условие — научиться читать в четыре года, в шесть прочитать на испанском и английском Диккенса, Стивенсона, Киплинга, По, Уэллса, к пятнадцати – всю классику мировой литературы, а в восемнадцать выпустить первые две книги. Нет, не получается? Тогда марш в школу, недоумки.

images

Борхес – читатель-гедонист, испытывающий наслаждение от самого процесса. Как я его понимаю. Это ж так приятно сжимать в руках эту твердую, но податливую вещь, с особенным запахом, будоражащими тактильными ощущениями, да ещё там и написано всякого интересненького. Картинки. В большинстве случаев.
Он — странный и подозрительный тип, который на каждом углу кричит о своем неверии, но пишет о боге, богах, полубогах, исследует вдоль и поперек «Комедию» Данте, северные саги, каббалу, имя бога. Считает, что Иисус — первый в тройке, а не батя его и уж тем более не их дыхание. Атеист, который не верит в свободу воли. Религиозные книги, вещает Борхес, есть разновидность фантастической литературы, при этом чувствуется его восторженное придыхание. Лукавит, как мне кажется.

Очень увлечен тремя идеями. Первая — идея солипсизма и сна. То есть, Вишну весело мурлычет, глядя на потуги аргентинца проникнуть в сущность бытия. Мы снимся богу, бог снится нам и все такое. Индусы придумали эту штуку, так как жизнь-то у них не особо сладка и им проще вечно дремать, боясь пробудить синего. И жесткое социальное разграничение дает о себе знать. Вишну-то спит и видит в первую очередь кого? Брахман. Неприкасаемые если и попадаются ему во сне, то только для того, чтобы прибрать остатки какого-нибудь дрянненького сновидения.
Вторая — буддизм. Борхес даже хотел написать книгу о нем, но не смог. А все потому, что не занимался йогой. Не дисциплинирован был. Йога-то переводится как ярмо, обязанность. Слышите те, кто ищет в ней успокоения? Это система самоистязания, наверно полезная для организма и укрепления силы духа, но без этих философских штучек. Так что перестаньте думать умные мысли в то время, когда ваши пятки играют в прятки за затылком. Привлекала его в буддизме необязательность. Если христиане, мусульмане и иудеи должны верить в бога и книгу, иначе трындец, то буддисту нужно верить только в идею. А сам Будда – фигура не важная. Здесь одна штука, которая мне лично не нравится. Да, буддизм, наверное, самая человечная религия, практически не требующая коленопреклонения и лизания задниц богу, как это прописано в других. Но… Постоянные реинкарнации из какашек в красавицы и обратно как-то напрягают. Борхес приводит слова Ганди-старшего, которого почему-то принято обожествлять (и зря). Так вот, Ганди резко возражал против строительства больниц и вообще лечения больных. Эти мерзавцы просто пытаются оттянуть следующий прыжок и уплату долгов. Страдающим нельзя помогать, и обиженным. Они все это заслужили в прошлой жизни. С этого момента «Ганди» — для меня ругательное слово.

default1

Третья идея — каббала. На мой взгляд — штука невероятно смешная и забавная. Взрослые дяди и тети сосредоточили и сконцентрировали подлобную энергию и узконаправленным пучком проецируют её на буквы одной старой книги, считая, что в каждой закорючке есть промысел божий и она нарисована не зря. А ведь 21 век на дворе, космические корабли бороздят и так далее. Их можно было бы понять в том случае, если бы эта книга была написана без темных посредников, грызущих ногти и ковыряющихся в носу. Но пресловутый человеческий фактор присутствует во всем своем величии. Борхес не зря смешивает в кучу каббалистов и гностиков, которые считали, что наш мир создан богом-недоучкой с руками, торчащими из пятой точки. Может практикант какой. Сотворил, посмотрел, плюнул с досады и растворился в вечности. Я эту книгу читал (лет в семнадцать), читал множество комментариев к ней, начиная с Августина Блаженного и заканчивая Айзеком Азимовым (Крутая вещь!). Суть, как понял и Борхес – иррациональность. Смесь легенд, противоречий, моралистики, жестокости. Понятно, что «смерть куда невероятней жизни», людям страшно неизведанное. Поэтому и ищут. Вполне возможно, что черви земные являются доминирующим видом на нашей планете. Они разводят нас, как кроликов и дико ржут над понятием «небеса». Огорчают их лишь две вещи – крематории и вознесения.
Философия и дочь её теология — запутанные до невероятности нити мыслей без какого-либо шанса на истину. И хотя Умберто Эко говорит, что вся современная философия – лишь комментарии к Платону, я считаю, что каждый человек внутри головы думает разные сложные штуки, пытаясь осмыслить происходящее снаружи и в себе. И постепенно приходит к мысли о неудовлетворительности существующих теорий мироздания. Именно это и ведет к прогрессу и развитию, а не лень. То есть колесо есть плод флуктуации сознания, а не усовершенствования способа передвижения. Не согласны? Каждый автомобиль оснащен четырьмя уроборосами плюс один в запасе. У велика их два, как и у очкарика. И разрыв цикличности – сверхзадача человека. Змей этот ест не собственный хвост, а занимается жестким трахом собственного мозга путем аутофелляции. Просто не разглядели. Доколе! И ещё, существует грустная тенденция — каждый профессор философии теряет свое место, выходит на пенсию или умирает как раз в тот момент, когда он уже начал понимать преподаваемый предмет. На его место приходит новый – и все заново. Круговорот познания, где студенты остаются снаружи и человечество опять не прозревает. Тенденция касается всех континентов и всех учебных заведений.
Борхес пишет про Платона и основы поэзии, говорит, что он дал нам образец стихосложения. Легкая, крылатая, священная поэзия. Я чего-то не понимаю, но мы с Борхесом читали разного Платона, видимо. Мой Платон поэтов не любил, поэзию считал чертовски вредной. Жестко её надо цензурировать, говорил.
О Достоевском отзывается восторженно, считает его социалистом. Считал, что революция — благо. Не советский империализм, а именно революция как действие. Его отец идеализировал людей, и в детстве показывал Борхесу знамёна разных государств, военных, священников с той целью, чтобы маленький Хорхе запомнил их. Скоро они все исчезнут с лица Земли, мечтал отец, но память должна их сохранить в назидание потомкам. Не дождался ни отец, ни сын. Книги нашего Федора Михалыча отсылают Борхеса в его детство, пампасы. Если бы не трудно произносимые имена, то цены не было бы русским писателям.
Призывает жить разумом, но и позывы сердца не игнорировать! Пример – 1291 год нашей эры. Собрались люди разных родов и вер. Даже разных языков. И решили жить вместе. Так появились 22 кантона Швейцарии. Смогли же договориться в те темные века. Почему не можем мы?

images2

Поговаривают, любил мистифицировать. Вставлял в разные сборники рассказы неустановленных писателей. Теперь считается, что строчил сам. В одной из книг дает понять, что знаменитая история про Алладина и Волшебную Лампу — тоже мистификация. Я порыскал в инете — и действительно, в арабском варианте такой истории нет, она появилась после адаптивного перевода Галлана и последующих комментариев Де Куинси. Вот кто гении!
Тема ножа, бандюганов-хулиганов, танго, лодок из ногтей умерших, берсеркеров — своеобразного мачизма — одна из центральных. В роду Борхеса — сплошь генералы, полковники, политики, те люди, которые вершили историю на территории Южной Америки. Самого Хорхе такая судьба миновала. Хоть и хотелось пестиком помахать, но пришлось пером. Я не пацифист, но все равно считаю, что так даже лучше, умные люди, дай им волю и оружие, могут натворить гораздо больше бед, чем вояки с бетонным лбом. Фантазии у них побольше. Борхес пытался создать современный эпос, считая, что поэзия обязательно должна быть эпической. Долой всякие там цветочки, мимими и уси-пуси. В авторитетах — Гомер, Вергилий, Данте, Снорри Стурлусон. Если создавать эпические произведения, то появится шанс спасти популяцию вымирающего вида под названием «читатель», надеется Борхес. Этому виду уже осточертели всякие напутствия и наставления, ему хочется адреналина, бурления крови.
Бурление это и здравый смысл плюс чтение между строк, толкнуло Борхеса на акцентирование профашизма в Европе и в его родной Аргентине. Он предупреждал о крайней нехорошести этого явления в 1937, всей его гадости и мерзости. В более поздние годы выступал против диктаторских режимов. Сам, что удивительно, не пострадал, а вот мать и сестра свои сроки получили.
Закончен четырехтомник… По чесноку — не впечатлил. Перечитывать вряд ли когда-нибудь буду. Единственное, что зацепило – отрицание аморальности. Буду думать про себя.

images 5

P.S. В последнее время часто снится сон — Я подхожу к своему редактору, милой, двадцатипятилетней девушке, с томиком Борхеса. Томик раскрыт на нужной странице. Я кладу книгу раскрытой стороной на стол перед её лицом. Она смотрит на меня, непонимающе улыбаясь. Я тихонько провожу руку по её затылку, беру за волосы и со всей силы бью головой прямо в строки «Все происходит впервые и навсегда./ Всякий читающий эти слова — их автор». Хрясь, хрясь, хрясь! Теперь смотрит со страхом и приходящим пониманием. Просто она утверждает, что человечество ничего нового не изобретает, а перерабатывает старье. Хрясь! Хрясь!
Простите…
Tags: Борхес, книги, поэзия, рассказы
Subscribe

  • про окно

    Раз уж у вас внеочередные выходные и, к сожалению, придется трахаться с партнёрами больше запланированного, то вот вам несколько идей, как…

  • про время

    В аэропортах Москвы, в питерском Пулково, на Московском и Ленинградском вокзалах никто не носит масок. Никто - это значит очень незначительная…

  • про платок

    ООбычная история из российской действительности - две девушки сбежали из Дагестана, потому что их насильно выдали замуж. Спрятались в казанском…

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments