January 11th, 2014

Пролет пролетариата

Сакко и Ванцетти, Уотергейт, корпорация РАМДЖЕК, Нагорная проповедь и судьба сына шофера в этой маленькой книжке, перемешавшей людей, коней и других несчастных, которым пришлось жить под тяжким гнетом всемирного капитала. А сверху на всемирный капитал обеими руками давят статуя Свободы и Демократия, у которой голова больно смахивает на одного грека по прозвищу Янус.

default1

Сын шофера, Старбеком кличут, в юные года считал (как и автор книги), что социализм — самое оно для простого люда. На что два мудрых (не во всем, ох далеко не во всем, особенно последний) дядьки, Шиллер да Ницше, кривились, закрывали ладошкой глаза и твердили — Старбек, дуралей ты этакий, против твоей глупости и скуки даже боги бессильны. Вот. Старбек не внял ни капли, за что и поплатился. Взять тех же Сакко и Ванцетти. Вроде бы в стране победившей демократии все имеют свободу слова и самовыражения. А оказалось, что из этого числа исключены работяги да коммуняки проклятые. Всех их ждет ад небесный. Конечно небесный, а вы что думали? Они ж рядом находятся, рай и ад. И суд божий. Иначе транспортные расходы бы увеличились до этих самых небес. Попробуй все эти душонки туда-сюда поотправляй после вынесения приговора, хоть ты и бог. С ума сойдешь.

Так вот, если работяга жаловался на несправедливость, то его давили нещадно, судили и даже вешали, приписывая всяческие преступления. И если вы думаете, что это было во времена, когда от птеродактилей в иной раз солнышко не видать, так нет. В прошлом веке. В середине даже, ну может чуть раньше. Курт Воннегут вместе со своим Старбеком уверовал, что люди, в принципе, могут обходиться без войн, распустить армии, делить богатства поровну, чувствовать себя братьями и сестрами (за исключением тех случаев, когда гормоны-то пошаливают). Хватит ржать, ну могли же они пофантазировать.

В те демократические времена не жаловали не только мозолистые руки, но и загорелость непотребную. В армии Соединённых Штатов, которая шастала по Европе после ВОВ и жутко ругалась на немцев, притеснявших, путем сожжения, евреев и прочие народности, были отдельные полки для негров и испаноговорящих. Что, видимо, притеснением не считалось. Или так, самую капельку.

default

И поэтому находились люди, которые считали, что человечество все злое и иррациональное, будь хоть мучители, хоть жертвы, хоть сторонние наблюдатели. Обычно так думали освобожденные из концлагерей, посмотрев на защитничков-то своих.

Старбек все это впитывал с юных годов, да видно головка-то у него была маленькая, большая часть не полезла, а из остального пазлы не сложились. Он думал, как и Курт, что с Нюрнберга жизнь новая начнется, человечество поумнеет, перестанет елозить ладошкой пипку значительности своей, а станет этой рукой строить мир, где всем хорошо (помыв, конечно, руку-то). Хрена с два. Даже так получалось, что люди, покидая места заключения и произнося первое на свободе слово, с удивлением замечали, что оно звучит как «тюрьма». А может шарик-то наш и есть тюрьма? Ну как Австралия когда-то для Англии? И вся вселенная сбрасывает сюда отбросы эволюции да мелких пакостников. Нет? Тем хуже для нас. Значит, мы совсем уж не достойны сожаления или прощения какого, а уж тем более понимания.

На самом деле, пишет нам герр Воннегут, миром-то правят корпорации и, что самое страшное, корпоративные интересы, которые принимают во внимание братскую любовь и даже зачатки этики так же, как полинезийские племена полет одного президента с диковинными длинношеими птицами. Никак. В книжке говорится, что любому президенту, а тем более Штатов, при инаугурации вместе со всеми причиндалами нужно ещё и руль игрушечный вручать. Чтобы он ходил по Белому Дому, вертел его в руках, пыжился, гудел, ворчал, думая, что он и на самом деле чем-то управляет. Хоть не обидно будет.

images

Каждое правительство, компания, фирмочка, индивидуальный предприниматель, черт его подери, всегда и везде ищут врагов-конкурентов. Даже в собственных штанах. Некоторые находят. Хотя бы врагов. Злятся, кусаются, стреляют, взрывают и беспилотничают по-всякому. А тем временем у нас на планете есть такие Галапагосы, представляете, на которых вот уже тысячу лет не видали естественных врагов. И даже животинки разные подходят к первому встречному и кладут ему морду на плечо. Или на лоно. Зависит от животинок и от встречных. «Так что на Галапагосах всякий, сойдя на берег, может подойти к какому-нибудь животному и, коли захочется, оторвать ему голову» Мнится мне, что местность эта вымрет скоро. Давно ничего не слыхал про неё. Может уже. Вот такие мы человечные, книга эта говорит. Даже колбасу едим, не обливаясь при этом горькими слезами о несбывшейся молодости и зрелости говяды и соевых проростков.


Сакко и Ванцетти этих отправили в мир иной только потому, что парадигма у них была тоже иная. Приписали зверства, но судья сказал присяжным про одного из них: - «Этот человек, возможно, и не совершал преступления, в котором его обвиняют, но он все равно морально повинен, поскольку он враг существующих у нас институтов». И не давил ему парик, и не жала мантия. Аппетит – и тот не пропал. Присяжные подтвердили, что судья прав и настоящий демократ. И выписали билет бедным Сакко и Ванцетти в коммунистическую Валгаллу. Или что там у этих безбожников. Мерзость, небось, какая-нибудь. Библиотека там или пожизненный партком. Тьфу.

В книжке этой есть небольшая притча про бога физики и просто бога. Седой кудрявый человек, подаривший и так шаткому миру относительность и фотки с языком, попал на небо. Там всех разозлил, разозлился сам. Не добился ничего, так как плохо учился в школе, наверное. Посмеетесь, чес-слово. Но читайте с самого начала, иначе не поймете ничего. Книгу с начала, а не притчу, лентяи этакие.

images2

Скитался Старбек по жизни и по тюрьмам, по притонам и по креслам руководителей отделов крупных корпораций, горюя о пролетариате так, что дедушке — любителю финских шалашей и не снилось. И только в самом конце ему открылась простая истина. Существование человеческое – бессмысленно. Некоторые умудряются смысл все-таки придумать, а потом таскаются с ним, как собачки с резиновым мячиком. Из угла в угол его переносят, слюнявят, восторгаются. А «удел человеческий в нашей разваливающейся вселенной ни на йоту не переменился бы», если бы они бросили эту идею, и взяли в рот самый настоящий мячик. И так же его таскали. Так что пролетариат пролетает в своем стремлении равенства и достойных условий жизни. Как и все остальные, впрочем. Вот такая история. Хоть и была Нагорная проповедь.

Лично я этого Курта Воннегута не видал, но подозреваю, что был у него язык раздвоенный и похожий на пластинку бритвы «Спутник». Острый, гибкий, но волоски повыдергивать тоже мастак. Книжку читаешь эту, смеёшься, смеёшься, а потом не замечаешь, как смех переходит в рыдания. Ирония и сарказм такой концентрации, что иногда порывался посмотреть книжку снизу – не прожгло ли. Салтыков-Щедрин тоже был хорош в этом деле, но по сравнению с Куртом – откровенный дилетант.

Итог — не смотря на эту самую бессмысленность существования все же делайте добрые дела. Вдруг все это неправда, отсутствие смысла которое. Делайте даже в том случае, если за это будете получать а-та-та. Станьте рецидивистами.




promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…