March 8th, 2014

Переходите на светлую сторону. У них есть печёнки

Праздничный пост! Почти…

Предложенный автором дискурс не вполне понятен. Вполне не понятен. Мне. Ладно было бы много странных, нечеловеческих слов, так они ещё и смыкались в столь хитрые комбинации, что осознание моё изнутри головы било в стенки и просило пощады. Или эвтаназии. Я был упрям, добрался до нескольких электронных словарей и попытался выжать из этой книги хоть каплю внятного для себя текста. Не факт, что получилось, однако, за исключением некоторых белых пятен (кристальной чистоты) буковы смогли донести общую суть. Опять же повторюсь – не факт.

Мишель анализирует пертурбации медицинской науки (преимущественно французского корня) на стыке 17-18 веков. Пытается выяснить соотношения видимого и невидимого для врача. Приоритетность теорий и реальности. Зависимость понимания и знания друг от друга. И отделение клиники от обычного лечебного учреждения.

default

Клиника – это не суперская больница с блестящей начинкой и дорогими врачами. Это место, где будущие врачи становятся этими самыми врачами. Интернатура в кубе. Он так думал. Это место, где медицинский гуманизм, берущий силы в общечеловеческой жалости, должен полностью покинуть тело студента. Да, такие дела. Гуманизм – зло. Чувства – хрень. «Рациональность жизни идентична рациональности того, что ей угрожает» - ощущаете холодок? А вдруг недуг есть более ценное, чем его носитель? Он тоже жизнь, только в другой проекции. Носитель (больной) может быть даже негативным элементом в общей картине болезни. Гаденыш пьет лекарства, третирует врачей на предмет излечения (как низко!) и препятствует благородному цвету Болезнищи. Их всегда двое – учитель и ученик. Врач и студент, его робкый вниматель. Больной, его болезнь – лишь антураж отношений в процессе научения. Необходимый антураж.

Collapse )

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…