July 4th, 2014

Лагерь. Первый срок

Вот и дожил… Опоры мои и надежды, краса пятнадцатилетняя и девятилетний богатырь, попали в лагерь. Обесцененные поколениями уже получивших свой срок в этих богоугодных заведениях слова «Вот не за что, мамой клянусь!» приводить не буду. Что случилось, то случилось. Я их все равно люблю, хоть и жалею жутко. До слез.

Мне всегда казалось, что Красноусольск – место под солнцем добрым и желанным. Там все веселы, радостны. Не имеют дурных мыслей, следуют золотому правилу Конфуция, едят мясо только тех животных, которые сами дали добро на лишение себя жизни и сделали сеппуку собственным копытом. Купаются жители в вонючем источнике, приобретая от этого только аромат роз голландских и колумбийских. И всё там изысканно до невозможности


Но есть и темное место, как черная дыра, затягивающее детишек со всей республики. Под леденящим пятки названием – лагерь «Солнышко».

91

Сarissime hospes получают первый удар по центральной, периферийной нервным системам и подвеске десятью километрами щебенки, предваряющей въезд в деревню Ташлы. Слово «щебенка» здесь следует читать без первой буквы. Сладостных конвульсий, однако, в конце пути не состоялось. Деревня встретила почетным крылатым эскортом слепней с тельцем с мой один важный орган* и бродячим говяжьим полувзводом, намекавшим, что пастух уже давно достиг нирваны где в репье, аннексировавшим обочины такой раздолбанной дороги, что щебенка (читайте правильно) показалась зеркальной гладью, смазанной лубрикантом.


Collapse )

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…