January 5th, 2015

Зимние каникулы, или Как мы до этого докатились

История новогодних каникул несложная и незапутанная. Проста как хвоинка вечнозеленой ели. Ели, которая появилась в виде символа сначала Рождества, а потом и Нового года, во дворах и домах, уважаемых жителей европейской части нашего континента в 15-ом веке. Корни лежат неизвестно в какой земле, но люди решили, что именно ель может как-то скрасить жуткий отсчет оставшегося времени до полного распада организма. И стать символом обновления и перехода на новый уровень чего угодно. Говорят, что даже свершилось впервые это событие у наших добрых соседей – рижан. Хотя есть другая версия, касающаяся реформации Мартина Лютера (не Короля).

В нашей стране (и совсем неважно, что вы понимаете под этим понятием) новый год встречали после Перуна-сотоварищи строго в соответствии с христианскими обычаями. Первое января, видите ли, день обрезания Христова. И поэтому поводу служили в соборах и в церквах. И на улице посредством шествиях главных лиц Церкви. Федор Алексеевич даже Шапку Мономаха начал одевать по такому случаю.

Но в массы двинул сей праздник Петр I в 1700 году нашей с вами эры. Правда, тогда считали, что это 7208 оборот нашей планеты вокруг солнца. Повелел украшать хвойные древа, в том числе и можжевельник, стрелять из пушечек или ружьев, и вообще веселиться беспримерно. Маскарады даже впоследствии завели. Что удивительно, пушечная стрельба и другой шум отмечается только до царствования Павла I. Потом — тишина. Отмечали всегда один, максимуму – два дня. Затем обычные рабочие #трудовыебудни. Замечу, что с Рождеством этот праздник не имел никакого сходства. В честь его устраивались такие вечеринки как «О начатии нового лета», «На летопровождение» или «Действо многолетнего здоровья».


Продолжение в I-Gazete, для них все-таки писал же)


promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…