May 14th, 2015

Сказка. Крестос Омфалос Попадопулос

Старик сидел на углу потертого локтями и тарелками стола, склонив голову и стараясь не кивать ею в такт бьющим за ставнями барабанам. Голова не слушалась, в ней роились кучки воспоминаний, щипающие в виски как раз в том темпе, что и ударные. Воспоминания отблесков пожаров, звона клинков, вони разложения, трусости, грязи, крови.




Старик тогда победил. Тогда все победили, на чьей сторона была правда. Только легче от этого почему-то не было, и слезы душили тщедушное тельце. Размеренные удары не утихали. Барабан, он ведь тот же человек – кожа, натянутая на ребра, по которой бьют и бьют, бьют и бьют. В этом его работа. Так думал старик, качая неразумной головой, вслушивающейся и поддакивающей улице. И по мне били, били, не щадя. И я бил, бил жестоко, до смерти, до того момента, когда хрип в горле отвердевал вторым кадыком, пронзал гортань, думал старик, начиная тихонько пристукивать ладошкой по столешнице.

Collapse )



promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…