Артур Дмитриев (arther_d) wrote,
Артур Дмитриев
arther_d

Categories:

Охота в пуще неволи

Знаете, после моих восторгов по поводу первого тома собраний сочинений Роберта Шекли, я открывал следующий с придыханием и даже некоторым возбужденнием. Но это оказалось, как ушат горячей воды после бани, как настоящее мясо в биг-маке, как лепить из пластилина поделки в садик ребенку ночью — отвратительно!!! Более, более хуже, я бы даже сказал. Хотел сжечь эту гадкую книжку, вспомнил, что рукописи не горят и только немного покатался по ней на самокате сына.



В двух романах («Первая жертва» и «Охотник-жертва»), вошедших в этот том, описан способ легализации убийства человека другим человеком на фоне избавления всех остальных людей от войн. Помните «Трудную мишень» Джона Ву? Вот что-то такое, только на законных основаниях. Идея прекрасная (для книги), но реализация у товарища Роберта вышла никудышная. Он путается в словах, сюжетиках, натянуто вводит героев, вводит героев в героинь, и совсем уж неважнецки отнесся к описанию постапокалиптики.

Однако пару здравых мыслишек присутствует. Первая — распад самовлюбленных индивидуалистических западных государств происходит из-за недочетов в собственной философии. Люди слишком верят в свой интеллект, и он, интеллект, их обычно потом и подводит. А выживут тараканы и рыжие бабы, помните, да?





Второе — в мире, где существует табу на секс, разрушение собственного здоровья и мозга алкоголем и наркотиками (без ущерба для окружающих), всегда будет присутствовать теневая сторона, которая страшнее тысячекратно того, что запрещают ибо рамок нет вовсе. Достаточно немного слегка отпустить поводья на уровне государственном и наклеить акцизы куда только можно — уровень преступности заметно снижается. Зачастую – на порядки, что и демонстрируют нам некоторые страны Европы.

Третья — какими бы вы навыками боевых искусств не владели, всегда бейте сначала в пах. Даже если противник — женщина. Особенно — если женщина.

Ну и все на этом, остальное все такое скучное и пережеванное в сотнях боевичках, что я даже засыпал в трамвайчике. Плохиши треплют языком перед решающим выстрелом, за что и страдают, хорошие герои стреляют без промаха, плохие — тупые, красотки умирают, коммунисты режут мирное население рука об руку с буржуазией.

Шекли — мерзавец и подлец. Подложил свинью, обманул читателя. Перед следующим томом сделаю перерыв книги в три или четыре, мне нужно восстановить душевное равновесие путем употребления диккенсотерапией и пратчеттоинекциями. И да, если вам попадется антология без второго тома — берите, ничего не потеряете.



Tags: Роберт Шекли, книги, проза, роман, фантастика
Subscribe

Posts from This Journal “книги” Tag

  • Никаких дыр

    Далекое будущее. Настолько далекое, что измеряется от нашего настоящего десятками тысяч лет. Да, Иэн Бэнкс тот еще оптимист, хоть и пишет очень…

  • Спас на крови

    Ха, оказывается, именно «Повесть о двух городах» является самой перепечатываемой книгой Диккенса. Не восхитительные «Большие надежды», не сопливый…

  • Терпение

    Холодильник. Джон любил холодильник. Хотя бы потому, холодильник обладал единственной дверью, перед которой ему извиняться не надо. Он всегда молчал…

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

Posts from This Journal “книги” Tag

  • Никаких дыр

    Далекое будущее. Настолько далекое, что измеряется от нашего настоящего десятками тысяч лет. Да, Иэн Бэнкс тот еще оптимист, хоть и пишет очень…

  • Спас на крови

    Ха, оказывается, именно «Повесть о двух городах» является самой перепечатываемой книгой Диккенса. Не восхитительные «Большие надежды», не сопливый…

  • Терпение

    Холодильник. Джон любил холодильник. Хотя бы потому, холодильник обладал единственной дверью, перед которой ему извиняться не надо. Он всегда молчал…