February 22nd, 2016

Горбатые и могила

Стоял октябрь в своем самом неприглядном обличии — пронизывающий, копающийся в душонке, ветер, темное, свинцовое небо весом в тонну и градусов шесть тепла. Из-под пухового одеяла выбираться не хотелось совсем, не смотря на кружащий голову запах бабкиных пирожков с картошкой. Она в эти пирожки заранее клала кусочек сливочного масла, покупавшееся на местном рыночке большим светлым параллелепипедом, и пюрешка, разогреваясь на сковородке, становилась нежнее ее теплых морщинистых ладошек, что, казалось бы, было невозможно.



Дед подошел, зыркнул хитро и сдернул одеяло, открыв мое худосочное тельце навстречу небольшому сквозняку, тянувшемуся из кухонной форточки в большую комнату. Я хотел было возмутиться, но увидел в руке у него две удочки. Удочки не простые, а короткие, для зимней рыбалки, уже снаряженные мормышками. Это такие крючочки с впаянными в них свинцовыми круглыми грузиками.

Ага, подумал я, затевается какая-то шалость, и вскочил одеваться. Ухватив с тарелки обжигающих пирожков, мы с дедом помчались в сарайку за резиновой лодкой, заботливо уложенной в старый рюкзак. Там же стояли в рядок специальные рыбацкие наши с ним сапоги, потертые, но функции сохраняли.

Collapse )

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…