May 2nd, 2016

Марик и Малежик

Марика на самом деле звали Марат, Вселенная рыгнула им в Уфе, в районе Дворца культуры машиностроителей, в самом начале семидесятых, а когда я с ним познакомился, он занимался тем, что впаривал книги усталым челончникам Трех вокзалов. Впаривал очень успешно, продавая до ста книг в день с неплохим наваром, который тут же спускался в игровые аппараты.




Об уфимском своем периоде он рассказывал мало, однако правильная речь и постоянные цитаты, язвами облепившие его рот, наводили мысль о хорошем образовании, вероятно, гуманитарном. Мягкий как резина нос говорил о боксерском прошлом, возможно даже на уровне серьезного разряда, а любовь к обтягивающим джинсам и косухам – о музыкальных предпочтениях, застрявших где-то в районе даты его рождения.

Марик был удивительно живым и добродушным, любил всех этих уезжающих-приезжающих. Его тоже любили. Любили грузчики за свежие анекдоты и истории, любили милиционеры за тихий норов даже в состоянии абсолютного алкогольного опьянения, любили вокзальные проститутки за щедрость и ласковые песни под гитару. Было в нем что-то такое, за что его невозможно не любить.

И вот однажды Казанский вокзал посетил Вячеслав Малежик. Белый пиджак, остроносые светлые туфли и два дяденьки, несшие за ним чемоданы, вежливо отказывающиеся от услуг пацанов, готовых за двадцатку дотянуть их до вагона. Я, Марик и еще парочка местных завсегдатаев сидели на чьих-то сумках и дегустировали «Рябину на коньяке», элитарно закусывая ее грильяжем в шоколаде, подаренным Марику очередной покупательницей его несносного чтива, которое она уже через час выкинет в окно купе.

Collapse )

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…