June 9th, 2016

Сказка. Дунь-ка, Макклауд!

Глядя на лежащую в постели женщину, Макклауд горько усмехнулся и взвалил на плечо вещевой мешок. Ее найдут не раньше, чем через сутки, когда горничная приедет от свата, где она гуляла на именинах.

Усмешка была адресована скорее самому себе, а не обстоятельству, при котором он оказался в одной номере с телом. Ведь не запрещено быть в одной постели с женой, пусть и немного мертвой, правда? Нет, не он ее убил, она наглоталась каких-то таблеток и все. Хотя он тоже виноват, да и она виновата. Или, скорее всего, виноват совершенно необъяснимая тяга женщин к штампу в паспорте, который иногда и убивает, как сейчас.



Макклауд очень любил женщин, женщины очень любили Макклауда. Он любил бескорыстно, беззаветно, всей своей бессмертной душой, полностью опустошая себя. Они – вроде тоже. Однако Макклаудова любовь жила пока не проиграет вальс Мендельсона. Странная штука, как только Макклауд ставит подпись в свидетельстве о браке, любовь исчезает совсем. Нет, не превращается в ненависть или во что-то еще такое же нехорошее, а просто улетучивается как сигаретный дым. Макклауд становится равнодушным чурбаком, полностью отдавая себе в этом отчет. И жить с нелюбимой – не собирается, о чем сразу и ставит ее в известность.

Collapse )


promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…