August 12th, 2016

Девиафан

Он всегда ждал раскаленного солнца. Ждал до дрожи. Как только температура перешагивала третий десяток на старом градуснике, прикрепленном снаружи к кухонному окну, он отправлялся на трамвайную остановку. Забегая в каждый останавливающийся трамвай, он за две секунды осматривал салон, и если не находил взглядом ЕЕ, то выбегал обратно. Удача могла улыбнуться и на десятый раз, и на двадцатый, но он был очень терпелив.



И вот – Она! Она – это любая юная и красивая девушка, сидящая на солнечной стороне в коротких шортиках. Он вставал рядом, смотрел в окно, вытирая шею носовым платком в синюю полоску и ждал. Ее остановка. Она прятала телефон в сумочку и легко выпрыгивала. А он протискивался на ее место и садился на чуть влажный старый дерматин сиденья и впитывал нежную девичью испарину лёгкими хэбэшными брюками, замирая от маленького своего счастья.

В магазинах его привлекал только овощной отдел, в остальные он даже не заглядывал. Вставал у горы свежей, сочной капусты и выискивал глазами тонкие, холеные руки с длинными пальчиками пианистки. И если эти пальчики брали в руки кочан и начинали освобождать его от уже увядших листьев, он весь наполнялся какими-то бурлящими пузырьками, ему хотелось упасть на колени и целовать, целовать бесконечно эти пальцы.


Куклы. В его квартире было полно кукол. Самых разнообразных, от больших и говорящих, до маленьких пупсов советского времени. Здесь были и большеглазые, с закрывающимися веками, и обычные пластиковые болванки. Их объединяло лишь одно – все они были так или иначе повреждены. У них не было руки или ноги, или была проломлена головка. Иногда они были обуглены или испачканы краской.

Он подбирал их на улице, в урнах или на земле под балконами, приносил домой и часами любовно отмывал, изредка шил новое платьишко или костюмчик, но никогда не восстанавливал те части, которых не было. Просто ставил на полку и раз в месяц опять их всех купал.

Collapse )

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…