October 4th, 2016

Как появилась губадья

Гузель Сираевна, заведующая столовой N 9 комбината питания Уфимского агрегатного предприятия "Гидравлика", пришла очень рано, солнце еще даже не пыталось растерзать вострыми лучами рассветную мглу. Ей кровь из носу надо было разобраться с квартальной отчетностью, неряшливой кипой, валявшейся на всех столах не только в кабинете, но и на кухне.

Собрав все в охапку, Гузель Сираевна прошла в общий зал, все равно еще никого нет, а там светло и много места. Разложив бумаги по датам, заведующая задумчиво облокотилась на протертую скатерть и уставилась невидящим взглядом на жирную муху, облюбовавшую большой портрет товарища Шакирова, уже шестой год являвшегося первым секретарём Башкирского обкома КПСС.



Его черные глаза, густые брови вразлет, скулы настоящего батыра рождали в ее, пропитанном мукой и говяжей поджаркой, рыхлом теле недопустимые для настоящей коммунистки мечты, от которых по ночам становилось невыносимо жарко и стыдно. Помогало только вынуть из тумбочки и как следует сжать дрожащими руками партбилет. Гузель Сираевна встала и тряпкой как следует жахнула соперницу, которой дозволено было садится ему на лицо, хотя это должна была… ах, черт, опять!

Стукнула алюминиевая входная дверь, в проеме показалась нога необычайно большого размера, обутая в какие-то… сапоги? Одежда на мужчине была тоже странная, а шапка и вовсе смешная, как конус. Гузель Сираевна прыснула, но уткнувшись в его суровые глаза, почему-то струхнула и даже не смогла что-нибудь пробурчать неприятное, как это она всегда делала, если кто-то заходил в столовую в нерабочее время.

Collapse )

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…