April 18th, 2017

Я - верую!

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними

Глава 2. Права и свободы человека и гражданина, Статья 28 Конституции Российской федерации.

Я не верю в популярных сейчас и в прошлом богов, так уж получилось. Дозволено ли мне создать собственную религию? Пока нет четкой формы, однако я горячо верую, что люди, причастные к откровенному грабежу собственного народа должны понести наказание. Что коррупционеры обязаны сидеть в тюрьме независимо от того, какой именно пост они занимают сейчас. Я верю, слепо верю, ничего тут не поделаешь, что Владимир Владимирович Путин и Дмитрий Анатольевич Медведев плюс их хорошие школьные, институтские друзья, друзья семьи, охранники, тренеры по дзюдо, родственники по жене, племянники etc и все, кто вдруг стал занимать должности, влияющие на нашу с вами жизнь, за почти двадцать лет сделали меньше, чем ничего. Для нас, я имею ввиду, не для себя.



Я горячо верую, что даже самый гениальный в мире виолончелист не может заработать два миллиарда долларов. Я горячо верую, что дети генерального прокурора могут быть сколько угодно умны, но не могут так стремительно развернуться честным путем именно тогда, когда папа вознёсся. Я горячо верую, что министр обороны, проворовавшийся министр обороны, должен сидеть в тюрьме, а не занимать должность в совете директоров крупного промышленного предприятия.

Я горячо верую, что все остальные верующие, любые верующие, не должны вмешивать своих богов в жизнь и уклад государства и народа, его населяющего, что прописано в этой же второй главе. И уж тем более что-то запрещать. Нет и них такого права, особенного – морального. Я горячо верую, что человек может снимать фильмы, рисовать картины, писать книги любые, какие ему только вздумается, и другой человек должен иметь к ним свободный доступ в соответствии с рамками авторского права. А если кому-то что-то не нравится, что он имеет право не смотреть и не читать. Пусть священники всех мастей крестят детей, обрезают детей, что-то там еще делают с детьми, как у них принято (с согласия детей, а не силком), перестанут заглядывать в кошельки к бабулькам, последний хрен без соли доедающих, это тоже было бы здорово, но тут я бабушкам не указ, может следующее поколение бабушек будет умнее. И все. А если хотят активно участвовать в жизни приютившей их земли, пусть идут работать, научатся платить налоги и вообще как им не стыдно.

Я горячо верую, что возможно построить хорошие дороги, много детских садов и школ, больниц и поликлиник, если многие из выше перечисленных вернут награбленное и больше не будут запускать свои грязные лапки в казну, казну, которая по крохам собирается из карманов людей и карманов предприятий.

Вот такая простая вера. Бездоказательная, конечно, понимаю, но ведь вера не требует верификации, вера живет в самом сердце, питаемая некоей неизвестной сущностью (которая и есть вера, такой вот парадокс), вспомните тертуллиановское, развернутое потом Августином Блаженным - Credo quia absurdum. Вот то-то же.


Понимаю, нужны боги. И чудеса. С богами пока трудновато. Однако можно верить во что-то, что придет, так ведь? Многие так делают. Распинать никого не буду, это лишнее, искупления грехов не предвидится, да и сама тема всепрощения гадкая донельзя и ни к чему не обязывающая. С чудесами немного посложнее, сейчас трудно удивить, особенно тех, у кого виноградники в Тоскане или освященный по всем правилам бизнес-джет.

Моя религия позволяет верить в будущие чудеса. Разве не чудо, когда все-все старики и старушки перестанут испытывать унижение от прибавки к пенсии в пятнадцать рублей, зная, что у пенсионного фонда по всей стране тысячи самых настоящих дворцов, а его сотрудники летают бизнес-классом?

Думается мне, что адептов найдется предостаточно, хотя я готов верить в одиночку. У меня хорошее преимущество перед другими религиями: не нужны храмы и недвижимость, не нужны пожертвования и взносы, не нужна внутренняя иерархия служек, не нужны иконы, свечи, ритуалы, специальная одежда и украшения. Верить может кто угодно, любого пола, любого возраста, любого цвета кожи, любого достатка. К тому же позволительно верить во что-нибудь еще, параллельно, последовательно, как угодно.

Пойду писать Книгу, без Книги никак, все-таки в одном я согласен – в начале было Слово.

Алюминь!

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…

Про #хэштеги

Карочи, милые девочки, не пишите никогда хэштеги #ялюблюсвоюработу и #уменялучшаяработанапланете под каждым фото из офиса. Зуб даю, что по крайней мере через год (а обычно гораздо раньше) после такого чувствоизлияния вас уволят. Это такая магия Фейсбука и Инстаграмма. Или же вы лукавили и работа оказалась не самая лучшая, да? Но давайте мыслить позитивно и остановимся на версии, в которой присутствует магия.

Простейшая логика от обратного подсказывает, что под фотками из спортзала нужно делать хэштег #яжирная, под фотками, где зима, у вас грустное личико и шелушится от холода мордаха, ставить #вотпусклетомнепойду, а снимки в компании бухих подруг, потому что бухать приходиться только с ними, подписывать #уменянетпарня.

Вдруг все получится, через полгода вы уже нежирная, в отпуске на руках загорелого паренька.

Не благодарите, я это делаю из обычного человеколюбия.

Ах, да, хэштег #ненавижусвоюработу позволит вам остаться на ней и после пенсии. Говорят, это работало еще и до появления хэштегов.

Повар дядя Саша - конец

Ладно, ладно, расскажу вам, чем закончил повар дядя Саша, заставлявший детишек жевать его ботинки.

В середине второй смены к нам приехала Кармаскалинская СЭС с проверочкой. Отловив всех кухонных работников, сняв с них штаны, взяв мазок отовсюду, куда только могла проникнуть тонкая проволочка с ваткой, тети в белых халатах пошли проверять мясо в холодильниках.

Дядя Саша был одним из первых проковыренных, процедуру эту он не любил с кулинарного училища, поэтому крепко выпил водки и бродил по территории в несколько припущенном настроении и мычал про себя грустные песни.

Зайдя на кухню, увидев открытый холодильник для мяса (это такая огромная комната, хочу уточнить), хлопнул дверью и отправился спать.
Проснулся к полднику, побежал готовить детишкам запеканку и компот и услышал, что из холодильника слышится глухой стук. Перекрестившись и вспомнив, как обежал телят в деревне, чьи души могли сейчас воззвать к нему из ада, боязливо отпер и отбежал.

Из холодильника выпали синие СЭСовцы и завхоз, проведшие в халатах почти три часа при температуре минус четыре. Дядя Саша был с треском лишен должности, понижен до простого повара, а потом и вовсе уволен. Вместо него главным поваром стала Машенька, конопатая хохотушка. Вот тут жизнь у нас и началась.