April 25th, 2017

Они нас все там ждут

Писал вчера с сыном сочинение, заданное на дом. Надо было рассказать про какое-нибудь домашнее животное, как познакомились, откуда появилось, описать его экстерьер и придумать, за что любил. Сын написал про собачку у бабушки, милого звереныша преклонных лет, но с норовом щенка по имени Тошка. Игривый пес с живыми, человеческими глазами, хвостом, за которым он гонялся, когда не гонялся за сыном. Купаться любил и поесть.

Я лежал на кровати, давал ценные советы по стилистике и некоторым, специальным, особенным запятым, подчеркивающим всю надрывность текста, и вспоминал своих. Западно-сибирскую лайку Бака, широкая грудь и громкий гавк. Протянул всего несколько месяцев, издох от чумки, врачебная некомпетентность. Врач тот потом поплатился парочкой зубов. Кот Энергетик, паршивец, подобранный зимой в грудном возрасте из сугроба. Отвратительный характер, не умел мурчать, во всех видел врагов и пятую колонну. Убежал в леса на шестнадцатом годе, старик был уже дремучий.

Хомячки, три штуки, как жизнь свою окончили — не помню. Помню, воняли дико и все на своем пути грызли, сестра у меня в них пошла, все грызет, уж скоро сорок лет, а не остановить. Но не воняет, молодец, люблю ее за это. Мы им делали домики из ящиков, сажали в аквариум, отовсюду сбегали, стервецы. В аквариуме раньше рыбки жили, но что-то очень недолго, дня по три каждый раз. Отдавали душу Посейдону или кто там рыбьими душами заведует и утром плавали кверху брюхом издевательски.

Еще были всякие букашки и жучки, что я волок домой из леса, пока мама не видит, синичка со сломанной лапкой, попугайчик, взятый у одноклассника поиграть и через полчаса упорхнувший с концами в окно. И тритон Ильдаренций, Ильдарка, Ильдарчик, которого я променял ближе к ночи на мамины блины.



Хоспади, сколько же душ я загубил сердешных. Это не считая комаров. Высматриваю в уже написанном опусе сыновьем ашипки, а слезы-то текут, в горле комок, готовый надсадным криком лопнуть. Выбросил тетрадку, иди ты, говорю, со своим сочинением, тошно-то как, хочется выбежать на улицу, обнять березку и взмолить о пощаде, понимании и сострадании. Да я бы и выбежал, только дождь ледяной с утра, березки во дворе нет, какие-то липы только, а в казане плов подоспел. Горячий такой, от жара его все слезы сразу высохли.

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…

Про бардов и баб

Одна красивая девочка, которая умудрилась расстроиться за один день по трем различным поводам, напомнила мне один случай.

В школе я несколько месяцев ходил учиться играть на гитаре. Она у меня была такая смуглая, коричневая семиструнка, формой как груша. Классическая бардовская гитара до появления этих ваших попсовых , с шестью струнами.

Несмотря на то, что я со слезами просил преподавательницу научить меня играть "О, мой плоо-оот! Свитый из песен и сло-ооов!...", мы яростно корпели над "Милой моей" и "Изгибом гитары желтым".

Оставив в музыкальном кабинете несколько порванных голосовых связок, как моих, так и ее, я все-таки сумел изображать эти две песни на публике. Публикой обычно были всякие тетушки и бабушки на семейных праздниках, умилительно всплескивающих ручками неизвестно откуда взявшемуся музыкальному таланту в череде священников, крестьян и электриков.

Одно было плохо - гитара постоянно расстраивалась, колки слабые или гриф, не знаю. Каждый раз приходилось сидеть с камертоном и с умным видом наугад тянуть струны. Надоело мне это - хоть святых выноси, однажды взял я гитару и как хорошенько трахнул об диван. И все наладилось, один раз настроишь - играй сколько влезет.

Такие дела.

Фкусно жрать в Уфе

Еще один удар по Гринпису — гусеницы научились есть пластик. Реально кушать его, переваривать и пополнять за счет его внутренние ресурсы, расти и превращаться в бабочек.

И это не удивительно, я думал об этом еще в 2001 году, наблюдая, как друган поедает кошачьи консервы с тунцом. Любой организм может приспособиться к чему угодно и кушать самые невероятные вещи. Вот показали бы вы устриц или сосиски неандертальцу и пригласили бы к столу, чем бы все закончилось? Правильно, вас бы трахнули дубинкой по голове. Для начала. А сейчас мы без проблем поглощаем эти странные субстанции, неизвестно из чего произведенные.

Применительно к нашему городу (да и любому городу России-матушки) есть одна идейка. Надо прекратить подкармливать бродячих кошек, собак, устраивать скворечник и кормушки для птиц. Глядишь, через пару сотен лет они эволюционируют и смогут питаться бычками, пакетами, бумажками, опавшими листьями. В самых радужных мечтах - обычной грязью и снегом. Может даже мы научимся. Вышли на субботник и как пожрали от пуза - лепота и чистота.

Другого выхода из сложившейся ситуации не вижу(