May 4th, 2017

Сказка. О дивный новый мир

— Он сразу захлебнулся собственной кровью, забулькал, захрипел, вцепился мне в ключицу, разодрав рубашку. Его выпученные глаза, ненависть, брызнувшая с последними в его жизни слезами… Я поняла, почему они такие и почему воткнула ему морковку в горло…Я…

— Успокойся, дочка, тебе надо поспать, война кончилась уже как с неделю, наступил мир, ты в коме была, мы думали, что не очнешься. Вот попей соку.

— Как кончилась? Кто победил? Наша рота цела? Наташа, Хуань Чжоу, Сабрина, Хуанита, Сведендеборга, Ефрема, Андрей? Они как, живы?

— Поспи, я же тебе говорю, сил нет, смотри, вся в поту, говорить не можешь. Ваша женская рота техподдержки цела, только ты в лазарете, как тот мясоед прорвался к тебе в рубку — и сейчас гадают. Ловко ты его морковкой-то, без обеда осталась, верно, — старичок врач хихикнул, прижав рукав халата ко рту, — Помирились все, решили, что веганы и мясоеды не смогут друг без друга, там с одной стороны все большее ваших, с косами, а другой – с бородами, как продолжать род человеческий, если и так после всех войн не осталось, считай, почти никого. Вот и закончили войну, ты как поправишься, пойдешь по распределению в мясоедский город детишек грамоте учить, мы уже это порешили со старшинами, ты самая умная и добрая, детишкам нравишься. И не только, — старичок опять уткнулся в рукав и мелко затрясся.



— Значит — мир? Последняя война закончилась?

— Да, закончилась, мы больше не сможем воевать, иначе жить будет некому. Андроиды проредили изрядно яблочников, восточное полушарие против западного, нас осталось миллиарда четыре. Потом восстали целлюлозники и потерпели поражении от электрочитающих. Серьезное поражение, несколько целых государство полегло в той войне. Христиане убили мусульман, буддисты убили христиан, мусульмане возродились (ишь, у них такого-то и в книгах не было) и убили буддистов. Черные почти убили белых, желтые почти убили красных, демократы почти убили республиканцев, велосипедисты автомобилистов, пешеходы велосипедистов, гринписовцы охотников, защитники охотников гринписовцев, любители телевидения вели трехлетнюю войну с поклонниками Ютьюба, курящие уничтожали пьющих, спортсмены наркоманов, космонавты аквалангистов, геи лесбиянок, лесбиянки мужиков вообще, чиновники свой народ, народ чиновников, клоуны убивали трагиков. Красные белых, острокенечники против тупоконечников, тещи против зятьев, бегуны против алкашей, инстаграммщики против фейсбучников, любовницы против любовников, ботаны против быдла. Все повеселились как глобально вроде глютенонезависимых против лактозонепереносимых, так и местечково, помню заварушку аж с истребителями и межконтинентальными ракетами, когда бились насмерть два диких города-государства на той стороне Атлантики, пытаясь решить, как правильно называть лепешку с непонятным мясом и белым соусом (говаривали, что там вообще семя поваров, поэтому такой популярностью пользуется в Северном городе) – шаверма или шаурма. А теперь все кончилось, мир, самый настоящий. Оставшиеся поняли, что не существует таких противоречий, которые нельзя решить, если крепко пораскинуть мозгой. Поэтому мы пришли к тому, что всякому можно думать и действовать по своему разумению, если это не ущемляет права других. Допила сок? Ложь вот сюда, на столик

— Клади…

— Что доченька, не расслышал?

— Клади вот сюда, нет такого глагола «ложь»

Старик задрожал, неловким движеньем опрокинул столик и вцепился костлявыми руками в хрупкое горло, проминая гортань, засаживая поглубже последний хрип и надсадно визжа — Я вас, сук, давил в 2043 годе танками и додавлю, со школы тварей ненавижу.

За его плечом вставал рассвет нового дня Второго года Эпохи Конца Любой Тупой Вражды Когда Жизнь Опять Текет.

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…

Про сейф

Я выкинул сейф, его притащил сто лет назад отец. Он долго стоял на балконе, ржавея изнутри своей абсолютной ненужностью и пугая залетающих стрижей темным провалом вечно открытого холодного нутра.

Темно зеленый, пошарпаный, на четырех угловатых ножках. Внутри три полки, две больших и одна маленькая, непонятная. Что в такой малютке можно держать, редкие атомы редких элементов? Колечко Дюймовочки? Золотые яички Колибри Рябы?

Хранить я в нем ничего не хранил, в последние время там обитали парочка пассатиж и еще какие-то гвозди, подобное тянется к подобному, наверное, металл к металлу. Ключ утерян, дверка на проволочке.

Оказался не таким уж и тяжелым, легко пронесся через квартиру в лифт и на свежий весенний воздух. Слишком легко, как будто он сам был рад покинуть меня, не обращающего на него никакого внимания.

А сейчас его уже где-то пилят, сжимают под прессом или переплавляют, через двадцать минут у подъезда сейфа уже не было, черные охотники за черным металлом сделали свое черное дело.

Я выкинул сейф, потому что мне нечего скрывать от моего народа.

Про сына

У меня очень буйный сын. Ему двенадцать и он — буйный. Днем хороший, спокойный мальчик, поведение в школе хвалят, пропадает на тренировках, но как только заходит солнце и выглядывает ее сестра-альбинос, он кладет голову на подушку и превращается в черте кого.

Во сне шипит, стонет, кричит "Дай пас!", сучит ногами, стукается о спинку, стену, переворачивает с ног на голову постель, а утром с удивлением смотрит на полученные синяки.

Я же боюсь за его девушек, заснет он рядом (ну под утро, например) и размажет ее по простыне своими телодвижениями или фингал поставит. Так ведь и не женится никогда.

Как отец, которому не все равно, придется тестировать его девчонок вручную, чтобы не возникало недоразумений и обид. проводить беседы, инструктаж по технике безопасности и проводить пробную ночевку. По другому никак, единственный вариант защитить их обоих. Потом еще и спасибо скажут! Наверное.