May 19th, 2017

Маньяк. Адреналиновый.

Маленький, чуть с залысиной, крепко сколоченный, ноги как будто вросшие в землю. Звали его Рафа, но в паспорте точно не Рафаэль, Рафаил или что-то подобное, а какой-то то ли Сергей, то ли Игорь. Кроме того, что он был действительно профессиональным промышленным альпинистом, Рафа отличался своей тягой к женскому неформатному полу. То есть, его совсем не привлекали классические красавицы. Нет, не совсем так, классические красавицы не привлекали его в стандартных условиях.

Например, Ольгу, высокую чернобровую девку с огроменными глазами, очень красивую, он полюбил только раз, хотя она домогалась его постоянно, в открытую предлагая свое тело и немножко – душу. Ольга приехала к нам в командировку, напоила всех каким-то гадким ромом, напилась сама вусмерть и потащила Рафу к своей машине пообщаться. Он сказал – ок, только поговорить, никакого секса. Залезли они на заднее сиденье и тут ей стало плохо. Ольга открыла окно и начала изливать в благодатную землю то, что ещё недавно пыталось переработаться в аминокислоты в ее желудке. Рафу это действо как огнем полыхнуло по чреслам, он сдёрнул штаны, задрал ей юбчонку. Рассказывал нам потом, что было невероятно круто, особенно в тем моменты, когда у Ольги были позывы и спазмы, внутри там тоже все основательно сжималось.







На дискотеке в маленьком городке после рабочей недели, среди толпы очаровательных провинциалок, свежих как утренняя роса и дерзких от смущения, Рафа выбрал сломавшую недавно ногу на мотоцикле барменшу. Так и увел ее в гипсе к нам в гостиницу, где разломал этой ногой дряхлую тумбочку и зеркало в шкафу. Она потом каждое утро ждала его у входа, но Рафа сбегал через наш номер на втором этаже, прыгая в мягкую грядку с цветами. Всегда насыщался за один раз и в следующий ему нужно было что-нибудь новое и необычное. Это к счастью, думали мы, секса у него было катастрофически мало, а следовательно — и разбитых женских сердечек, за два года совместной работы помню только три эпизода. Причем последний был окончательным в его небурной личной жизни.

Произошло это уже в Уфе. Закончив довольно большой объект, мы вернулись в родные края как раз накануне его дня рождения. Расположившись в небольшой панельной двушке, нашинковав овощей и мяса, набулькав полагающегося в рюмки и бокалы, мы произнесли поочереди короткие, но емкие тосты, как в дверь кто-то настойчиво позвонил, нажав подряд раз шесть. Рафа побежал открывать, дернул защелку и в проеме материализовалась тетенька лет на двадцать нас старше. Сергей (или Игорь)! — воскликнула она, — как же ты вырос! И облапила его своими длинными, гиббоновскими, руками.

По лицу Рафы было видно, что тетку эту он не знает, но объятия ему нравятся и даже очень, посему он взял и схватил ее за задницу, оказавшись через секунду на полу от мощной оплеухи. Валерия (Виктория?) представилась двоюродной сестрой погибшего лет за десять тому на рыбалке отца, проездом оказавшаяся в Уфе. Ехала из Питера куда-то в Казахстан, вспомнила о дне рождения малыша, которого прижимала к своей юной необузданной груди, когда жила здесь.

Рафа, восстановив физическое (но не душевное) равновесие, побежал на кухню за стулом, тарелкой и бокалом, усадил тётку к столу и начал ей щедро подливать, ограничивая в закуске, одной рукой поглаживая тугое бедро как бабочка поглаживает лепестки цветка своими прозрачными крыльями, неслышно, но волнующе. Когда звезды побледнели от Рафиной страсти и начали уступать место рассвету, тетка прижала его рукой за горло на балконе к шершавой стене из камушков и сказала – хочешь меня трахнуть, женись.


На обратном пути из Казахстана они сыграли скромную свадьбу в этой же двушке, где мы опять насвинячились в честь молодоженов и немного шутили про маму Стифлера. Тетка шуток таких не понимала, улыбалась и страстно засасывала в себя лицо Рафы, ставшего просто ватой в предчувствии желанной ночи.

Виктория(Валерия?) не воспользовалась своими супружескими правами, уволокла его на вокзал и увезла в далекий и холодный город, где туманы, рыба пахнет огурцами и беглые уфимские рокеры. Насколько я знаю, Рафа и по сию пору обитает в этом краю болот и картин. Видимо, у нее такой изъян или способность, которая ему никогда не надоедает. Правда, пацаны говорили, что он один раз сумел удрать и объявился во дворе. Она приехала за ним на трех машинах с подмогой и снова заключила в объятья Гименея. Рафа, если ты это читаешь, дай знак. Можно просто точку в комментарии или в личку.




promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…