June 29th, 2017

Сказка. Стихи. Глава ике

По стволу медленно текли ручейки, повторяя изгибы коры, частично впитываясь в рукав Ильи. Илья не замечал сырости, не замечал капель за воротником. Он сосредоточенно водил носом, пытаясь определить, чем же это воздух свободы отличается от того воздуха, за колючим забором. Поняв, что ровно ничем, фыркнул, отлип от ствола и побрёл в сторону автобусной остановки. Три года пролетели одним днем, он потерял десять килограммов, зато обрел красивую татуировку с обнаженной девушкой, умение шить рукавицы и есть крупу килограммами.

Соседка не переехала и язвительно смотрела, как он неуклюже пытается открыть давно позабывший хозяина замок входной двери. Ключ она сохранила по его просьбе и раз в месяц немного прибиралась. Зашла вместе с ним, нагрела воду и загнала в ванную комнату.

Володя проснулся утром и не смог вытащить себя из-под одеяла. Яне завтра улетать, поэтому просто необходимо свозить ее на дачу к Голенскому, показать тот самый самовар, из которого хлестал водку Пушкин, и, по преданию, бок помят о голову нашего всего. Вроде как сам напросился, за что и получил. На кухне залился свистом чайник, значит Яна уже давно встала. Ждет у подоконника, чтобы Володя приготовил завтрак, готовить совсем не умела, загнала за собой эту оплошность и не лезла, а только сидела и краснела, как всегда.



Сырой асфальт чернел, выдавая себя за новый, желтые-красные деревья сделали все повороты однообразными, кто находит красоту в этом однотипном увядании, интересно? Дорогу развезло так, что Володе пришлось бросить «Москвич» у сельмага и до дачи нести вещи на загривке — два пакета с выпивкой и Яну. Голенский уже поддал, весело махал им руками с крыльца, глядя, почем-то, градусов на пятнадцать правее. Обнялись, прослезились, Володя заметил, что Голенский как бы нечаянно погладил Яну по бедру, она не отстранилась и только смущенно улыбнулась. «Черт» — подумал Володя.

Самовар посмотрели на утро следующего дня, очень быстро напились, ели недожаренный куриный шашлык, заглянул какой-то бородач, пел диковинные песни, не попадая в ноты, рифмы, здравый смысл, Яна уснула в кресле, накрыли ее пледом и резиновой лодкой, чтобы не съели бродячие собаки, пояснил Голенский, а бородач захохотал и облизнулся, Володе это не понравилось, он схватил бородача за язык… Утро. Тяжелое, хмурое утро в три часа дня. Яна шлялась по дому, голодная, с большими жалобными скулами.

Долго целовались сухими ртами, глотая перегар друг друга. Объявили посадку, Володя засунул руку под кофточку и.. Ладно, дома, самостоятельно. Наверняка она махала в иллюминатор, поэтому он тоже махал всем самолетам подряд, не зная, какой именно улетал в Красноярск.

Вышел на станции «Кузнецкий мост», только там продавали лидское. Мокрая нервная очередь страждущих, мятые рубли, мятые монеты. Клетчатый пиджак перед Володей постоянно хлопал по бокам ладонями, проверяя, не лопнет ли он от восьми бутылок, которые хочет взять, рассказывал об этом уже минут двадцать. Уронил тряпичный кошелек, нагнулся — Илья! Сзади припирали, не удрать. Как изменился голос, повадки, манера держать, прическа, сколько он сидел, два года, три?

Илья взял свои восемь бутылок, принялся пихать в портфель коричневой кожи и уставился на Володю. У Володи в голове зазвучала печальная героическая музыка, он стиснул один кулак в кармане куртки, а вторую руку, на виду, расслабил, чтобы не провоцировать бывшего однокашника. Резкий огонь в затылке, боль в коленях, атаковавших брусчатку.

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…