September 25th, 2017

Станционный смотритель

  

Первая настоящая книга о настоящей любви у нашего Виктора Олеговича. Любовь, она ведь не знает преград, в том числе и относящихся к преградам в твоем мозгу, она перешагивает через искусственные барьеры штампов, иначе откуда все эти счастливые браки с порнозвездами или с москвичами. Еще важно учесть при перелистывании страниц, что книга эта черпает свое могущество в более ранних S.N.U.F.F. и «Любви к трем Цукербринам», пытаясь намного глубже нас уверить в выдуманности того мира, в котором мы живём. 


Глюки — вот в чем сила, а не в правде, которой, естественно, не существует. Причем глюки нужны исключительно детям, тогда как сейчас ими забавляются преимущественно взрослые, у взрослых внутри головы слишком много мусора. Чтобы добыть нам с вами побольше глюков, качественных глюков, в которых содержится выкристаллизованное счастье, необходимо собрать всех теологов и философов на свете, раздеть их донага и нещадно ежедневно пороть. Только тогда, и Виктор Олегович абсолютно прав, они смогут вернуться к фундаментальной дихотомии «материя-ум» и выработать, наконец, единую концепцию светлого настоящего. Не стоит также забывать, что квадратные уравнения на вид совсем неквадратные, а прямоугольные или даже вытянутые и бесформенные. Это тоже вносит смуту в аморфные умы, особенно девичьи. И тех девушек, высшей масти, что выращивают в специальных заведениях, как ассасинов или янычар, но обучают не убивать, а возвращать интерес к жизни всеми доступными им способами и действиями. Картинки, которые будут проецировать у вас, очень… У меня, по крайней мер, они отрисовывались так четко, что приходилось вручную, дедовскими способами, священным мануалом* возвращать себя в материальный мир.

Вымышленный мир ни капли не отличается от реального, особенного если учесть, что реального как бы и нет. Здесь все тоже — лысые монахи, притворяющиеся самыми мудрыми, толпы поклонников, стоящих на коленях, сами не знающие, чему поклоняющиеся, офицеры, дышащие перегаром и фатализмом, зависимость от формы, а не от содержания, выпученные глаза внутренним давлением, которое мало кто умеет спускать. В постоянной, непреходящей моде война, романы, венерические болезни, борьба за народное счастье. Или за народный ужас, который тоже может быть сладенько-остренько-приятным, не зря же мы любим триллеры и Стивена Кинга. Все, исключительно все братства и религиозные общины хотели сделать людей счастливыми, не понимая до конца ни человеческой боли, ни его радости. От того множили лишь страдания.


Отрадно, что Виктор Олегович начинает очеловечиваться и сентиментальничать. Чего только стоит следующий фрагмент – «Солнце, как часто бывает в начале осени, садилось не за сам горизонт, а за полосу фиолетовых туч. Эти далекие, словно из другой вселенной, облака причудливых и романтических форм отчего-то казались подлинным Городом, а наша каменная столица с ее шпилями, обелисками и крышами — всего лишь разминкой Создателя, пробующего себя на хрупкой глине, перед тем как начать творить из вечного небесного пурпура». Так трогательно, что захотелось потеребонькать томик Пришвина. Надеюсь, что в следующих своих произведениях он не остановится на достигнутом и как следует вплетет романтизм меж своих фантасмагорических камней повествования. Но не будем давить, друзья, ведь и гинеколог имеет право на личную жизнь, а книги — интимное пространство писателя, куда он за деньги допускает читателя.

Любовь прописана здесь как череда испугов. Люди боятся сначала влюбиться, боятся показать нерв, что там у них под ребрами, боятся увидеть в зеркале настоящего себя, боятся увидеть настоящего того, в кого влюбились. Боятся привязанности, боятся поводка, боятся, и боятся этого больше всего, потерять этот поводок. Боятся быть разлюбленными, но не боятся разлюбить. Хотя, если учесть, что тот, кто ищет чего испугаться, обязательно найдет, то ничего страшного в этом нет. На самом деле, как вы помните, этот мир вымышленный, любви не существует, поэтому и боятся, по сути, совсем нечего. Только от чего же тогда трясутся коленки? Ладно, смешнее всего, когда набив полный рот слов, всякие клоуны начинают рассуждать о том, что реально и подлинно. Причем клоуны – это каждый из нас.

Люди, помните, чтобы создать свою собственную Вселенную, ту Вселенную, которая поглотит не только вас, но и тех, кого вы бы хотели иметь рядом и иметь, иметь, иметь, нужно просто водить пером по бумаге. И все. Только почаще макайте перо в чернила, сухое перо порвет бумагу и никакой Вселенной не получится, так, одни дырки вокруг да рваные края. 


*Заваривал чай.

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…