Артур Дмитриев (arther_d) wrote,
Артур Дмитриев
arther_d

Путин замолчал

Двух этих слов хватило, чтобы непроизвольная фибрилляция мгновенно вспотевших пальцев дала книге соскользнуть в сумку на пару дней. «Он тоже молчит?» - думал я - «Зачем он замолчал; если молчит Путин, то кто в этот момент рождается??». Через 48 часов набрался. Смелости – тоже. И начал заново, стараясь не смотреть на первую строчку.


Книга про юношу, обычного такого. Потерянного, но с не без ребер жесткости, поддерживающих робкое мясное. Друзья из того же материала, причем тесто – это слишком твёрдая и жесткая субстанция. Много пьют (месье автор здесь знает толк – описания натуралистичные), много делают глупостей, много транжирят жизненных временных отметок и великолепно стареющих дней.

savel




Обычный юноша в идеально подобранных и сложенных черных буковках барахтается в гормонах , думая о сексе, поедая тещин рассольник, и барахтается в попытках самоопределения. Причем подсознательных, неявных. Как и любой русский (читай россиянин) вял, социопатичен, ограничен в принятии самостоятельных решений собственной подкоркой. Злится, рычит, смеется, восхищается с задержкой в несколько секунд-дней. И с такой же задержкой делает шаги, которые надо было принять много действий назад. Задний ум как третий облачный мозг.



Очень занятная есть рекламка про Путина. Вавилену Татарскому бы понравилось, думаю.


Книга всем тем, кто хочет упорядочить собственный хлам на чердаке. Главное – не читайте аннотацию на четвертой странице. Хочется каждое слово из этого мелкого текста сделать кирпичом, засунуть в чулок и по одному …. Не читайте, в общем.

Не буду сравнивать с классиками и современниками, хотя несколько аллюзий и аналогий просматривается))


big

Меньше писал только на Пруста, по-моему. И это только потому, что бы у вас осталось время успеть в книжный магазин. И не бойтесь. Пока за это не сажают. И пока можно купить. А то не многим нравятся самиздатовские шрифты. От них глаза болят. И почки. И иногда – весь организм.




Хотел в эпиграф, но не встает. Значит — в послеписьменное:

«Остановись, давленье, ты прекрасно!».


Tags: Игорь Савельев, книги
Subscribe

  • Никаких дыр

    Далекое будущее. Настолько далекое, что измеряется от нашего настоящего десятками тысяч лет. Да, Иэн Бэнкс тот еще оптимист, хоть и пишет очень…

  • Спас на крови

    Ха, оказывается, именно «Повесть о двух городах» является самой перепечатываемой книгой Диккенса. Не восхитительные «Большие надежды», не сопливый…

  • Терпение

    Холодильник. Джон любил холодильник. Хотя бы потому, холодильник обладал единственной дверью, перед которой ему извиняться не надо. Он всегда молчал…

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Никаких дыр

    Далекое будущее. Настолько далекое, что измеряется от нашего настоящего десятками тысяч лет. Да, Иэн Бэнкс тот еще оптимист, хоть и пишет очень…

  • Спас на крови

    Ха, оказывается, именно «Повесть о двух городах» является самой перепечатываемой книгой Диккенса. Не восхитительные «Большие надежды», не сопливый…

  • Терпение

    Холодильник. Джон любил холодильник. Хотя бы потому, холодильник обладал единственной дверью, перед которой ему извиняться не надо. Он всегда молчал…