arther_d

Categories:

Сказка. Тень радио

Никто не помнит, когда у бывшего кинотеатра «Аврора» образовался первый стихийный рыночек, куда с первыми заморозками из окрестных сел начали селяне привозить мороженные разрубленные туши своих домашних питомцев, выдавая их за пищу для горожан. Вадим еще ребенком бродил среди этих рядов, с недоумением рассматривая жуткую бойню с торчащими тут и там головами свиней, коней, мертвых уток, гусей, куриц. Но шашлык из барашка пах изумительно.

Почти у самой дороги сидел старичок на раскладном рыбацком брезентовом стуле. В раскрытом дерматиновом чемодане у него гайки, болты, все непарные, какие-то провода, старые дверные ручки, дрель без двигателя, советские хром-ванадиевые ключи, шайбы, кусачки, ржавые тиски для столярного стола, замки без дужек, подшипники и шарики от них отдельно, всякий хлам. Одиннадцатилетний Вадим остановился и затаив дыхание смотрел на эти сокровища, которыми можно набить карман и хвастаться потом за гаражами перед ребятами. 



Старик улыбнулся и сказал — «Первый раз — бесплатно!». Вадим присел перед чемоданом, выбрал медную пластинку неизвестного назначения и поскакал домой, решив все же не показывать ее друзьям. Дома долго сидел у подоконника и вертел ее в руках, потом достал жестяную коробку из-под селедки иваси, где хранил свои секреты, и положил пластинку туда.


На следующий год он купил у старичка две гайки большого размера, наверное, от какого-нибудь трактора, потратив на это деньги, что ему дала мама на мороженое. Еще через год — отвертку, еще через год — половинку пассатижей, ещё через год — диод без ножек с зеленой яркой точкой лака на корпусе. Каждый раз у старика в чемодане были совершенно новый набор и надо было выбирать внимательно, чтобы не пожалеть, ведь потом докупить не удастся.

Вадиму исполнилось тридцать семь, после утренней пробежки с собакой он, как и все предыдущие годы, завернул на рыночек, но старика не было. Не было его и на следующей день, и послезавтра. Через две недели рыночек свернулся, Вадим проводил глазами из окна последнюю машину, выезжающую на улицу Рабочих Корреспондентов, волочащую за собой пустой громыхающий прицеп, и достал жестяную коробку, набитую доверху тем, что он купил у старика. Разложил аккуратно, по годам, на коричневой столешнице в кабинете, закурил.

Половинка пассатижей смутно ему что-то напомнила. Вадим быстро перебрал пальцами останки человеческой мысли на столе и взял в руки медную пластинку, ту самую, что получил в первый раз у старика бесплатно. На ней тонкой линией был выписан какой-то контур. Вадим приложил к пластинке половинку пассатижей, и она идеально вписалась в него, оставив небольшую круглую замятинку, куда спокойно поместился диод без ножек. 

Четыре часа и полпачки сигарет ушло на то, чтобы соорудить из всего, что было, пирамидку, где все непонятно как нашло свое место. Яркая точка лака на диоде вдруг вспыхнула и из пирамидка послышался искаженный металлом голос старичка. 

— «Ну здравствуй, Вадим.» 

Вадим дернулся, задел коленом стол, пирамидка упала и развалилась. Он аккуратно, дрожа собрал ее составляющие обратно в жестянку и больше никогда до своей смерти к ней прикасался.

Чтобы убрать фантастичность и мистику из этой правдивой истории, придется добавить, что Вадим из-за своей неуклюжести не дослушал следующее:

— «Все эти двадцать шесть лет я знал, что момент этот придет, обязательно придет. Я не явился на рыночек по простой причине, которую ты и сам понимаешь, и понимаешь, почему мне приходится разговаривать с тобой через это устройство. Не грусти, да, я теперь совсем в другом месте, далеко от тебя, но в тоже время и совершенно близко, если посмотреть на эту ситуацию эсхатологически. Если ты выйдешь на улицу, повернешь за угол своего дома, дойдешь до остановки и сядешь на 200-й автобус, то через четыре остановки увидишь еще один рынок. В третьем ряду слева, в самом конце, как я люблю, найдешь меня. С вашего же рыночка меня прогнал участковый. Приходи, Вадим, покупать у меня всякую херню!». 

.


promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded