Мать вашу

Избитый десятилетиями кинематографа сюжет о поиске справедливости, густо замешанном на жажде мести не кажется анахронизмом, даже наоборот, как легкий сквознячок, раздвигающий занавески в комнате, полной стеллажей, забитых боевиками с квадратнолицыми героями, комедий про блондинок, триллерами, где главенствуют резкая музыка и игра на отвращении, арт-хауса, пытающегося собрать кассу приемчиками обычного массового продукта, потому что кушать хотят все.

Эпизодичность, третьеплановость первого в списке актеров Харрельсона спасает только надпись на мешке и надпись на билборде, по сути, недолгая экранная жизнь является необходимостью подчеркнуть обычность по-настоящему главного героя, за полтора часа ставшего человеком, но кто бы не стал на его месте, боль физическая зачастую порождает как раз пробуждение души, этот инструмент известен со времен столпников и страдальцев, бивших себя плетьми. И записки, да, записки, без них не было ни комка в горле, ни полноценного сопереживания, все любят записки, раскрывающие after all характеры и побуждения, проще написать, чем сказать, эта слабость всегда меня преследует, пытаюсь отучиться сам, тщетно пока. 

Материнская воля — вот, что пронизывает наш мир насквозь, мы живем в густом ее сиропе. Не материнская любовь и нежность, не материнская ежесекундное самопожертвование, ни материнская слабость и слезы — воля. Иногда на грани фрустрации. Матери не просто рожают, сквозь боль выталкивая сынов человеческих, они их швыряют на поле боя, встречают с войны, чтобы зализать раны и опять выпихнуть на очередное ристалище (садик среди этих неизвестных детей, пустые коридоры школы, армия, ненавистный офис, не ослабляя, все-таки, натянутой пуповины, орудуя ею как вожжами. Воля проявляется не только в прикосновениях тёплых, морщинисто-шершавых ладошках, слова матери весят намного больше отцовских, особенно если нет рядом, а так бывает чаще всего. 

Но иногда у матерей кончаются солдаты, а неиссякаемой воли хоть отбавляй. Тогда матери снисходят с Олимпа матриархата (а вы до сих пор думаете, что это не так, да?) и орудуют собственными руками. Так поступает и Мать-Земля, и Мать-природа, в том числе – человеческая. Это не насилие, это способ продлить существование всего рода, вида. И три билборда на границе Эббинга, Миссури, алые как паруса надежды — лишь первое предупреждение, что нам надо вести себя хорошо, а то — а-та-та. 

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded