arther_d

Опять скрипит потертое перо

Детский, в общем-то, писатель. Или подростковый. Или девчачий. Или — нет, я не разобрался пока, но уверен, что если бы наткнулся на него в классе в шестом, то проводил бы за его рассказами ночи, сейчас же они мне кажутся немного наивными и выдуманными, надуманными. Первый том собрания сочинений навеял тоску по каминам, подтапливаемых книгами, хотя он сразу предупреждает, что был романтиком и романтизм свой этот до конца не изжил, прямым текстом говоря, что путешествовать можно и внутри своей головы, если нет денег на поездки, нет желаний и совсем нет сил.



Видимо, именно поэтому выдумал цыган, исповедующих в основной своей массе ислам, и гузларов, поэтов-песенников, ничегошеньки не знающих про такие понятия как «рифма» и «смысл». Особе6но поразили им прописанные средства от сглаза, все до единого бесполезные, начиная от рогов животных в кармане и кусков коралла до метода, когда нужно просто дотронуться до железа. Мы-то с вами, в двадцать первом веке, знаем, что нужно постучать по ДСП или ДВП и сплюнуть на пол. К чести автора, два его способа могут и сработать. Первый — кинуть в голову человека с дурным глазом кофейные зерна, второй — выстрелить в него из пистолета. Второй — точно. 

Еще у него достаточно своеобразные представления об исторических событиях, главных там героях, мотивах тех или иных их поступков и не менее странные выводы. Но оставим это на его совести, совести его страниц, где пляшут непонятно короли и императоры. Импонирует, что он никогда не идет на поводу у читателя, и не пытается подсластить пилюлю, отметая детали, не прописывая второстепенных персонажей, не создавая атмосферу, каждый роман – одна толстенная и прямолинейная повествовательная нить. Нет, конечно, иногда сладенько смакует абзацы, меняя людям со шпагами любовниц, но всегда себя пытается оборвать, дабы не впасть в грех завершения темы. Интересный момент есть – как стать влюбиться, отдаться и охладеть за четыре мили поездки в карете. Стремительный век!




Неплохо удаются темы крови, кровушки, кровищи и жестокость людская в целом, особенно под сенью креста, когда священники различных конфессий призывают убивать во имя милосердного Христа тех, кто молится на других языках, а, стало быть, совсем неправильно. Всегда завораживало такое. Завораживает и выборочность поклонений. Есть священники, которые совсем не любят господа, равнодушны к нему. Зато чтят неимоверно некоторых святых или особенно – божью матерь. Нет ли тут Фрейда, хочется спросить. Но боженька сверху мне отвечает, что Фрейда здесь нет, он иудей и находится в аду. Такие дела.

Придавая большое значение любовницам, Мериме не отрицал и положительных сторон законного брака. Например, любовница не будет заряжать ружье мужа, я жена — будет. Сейчас, в современных интернет-битвах, она будет подавать ему смешные картинки, чтобы он их вставлял в комментарии. А еще жену можно съесть во время корабельного плавания, с любовницами такой фокус не пройдет, они убегают. Ну таковы обычаи некоторых народностей, которые нужно уважать и чтить приезжим. Захотел муж съесть жену, или выкинуть с обрыва в море буйное в мешке  – ничего не поделаешь, такая уж у них тонкая душевная организация и жены сами с криками защищают это право. 

Мрут, конечно, у него женщины пачками, мужики-писатели вообще любят это дело. Сгорают бабы за три дня от любви, лихорадки, оспы, от тоски, от скуки и мрут, мрут натурально. Слабые были они тогда, я недавно видел, как одна девушка хрупкая полчаса без остановки молотила кувалдой по тракторной шине и улыбалась. Такая точно от тоски не зачахнет, такая тебя по лбу и в койку, если будешь долго размышлять. Улыбалась так изящно, что внутри все похолодело.

В некоторых своих произведениях Мериме напоминает чертового блогера, пишет о всяких тусовках, чем там кормят, сколько приятных и неприятных людей он там повстречал, по какому поводу вообще собрались. Описания музеев у него точно блогерское, сразу видно, что не теме, но положенные тысячи знаков по контракту начирикать нужно. И еще постоянно спойлерит, может в второй главе рассказать, что убийца дворецкий, а потом опять попытаться поднять интригу с полшестого. Хоть бы план рассказа рисовал перед написанием, что ли. И знаете что — оказывается из ревности простительно любое преступление, отвратительно, только когда оно совершается из одного только тщеславия.

Подведем краткий итог первых двух томов собрания сочинения, выпущенного 1983 году – первый том в топку, особенно та часть, где песни, стибренные у него Пушкиным. Второй том неплох, «Таманго» восхитителен своими пертурбациями человеческими, «Венера Илльская» - чистой воды борхесовщина, с той христианской мистикой, что присуща испаноязычным народам, не знаю уж почему, им лишь бы взять и укокошить кого-нибудь так, чтобы легенды ходили, но легенды, рассказываемые на ушко.

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded