arther_d

Categories:

Сказка. Огонь любви

Если посмотреть на избушку с пригорка, откуда лес заслоняет всю остальную доверну, то можно увидеть в желтом свете занавесок большую комнату с печью и три женские фигуры. Наверняка, они пьют вечерний чай и мило беседуют о том, как прошел день и что слышно в округе, перемалывая без злости косточки знакомых.


— Любовь — это когда кровь в твоём теле горячей лавы, — вдруг после тяжелого молчания сказала самая молоденькая, сидевшая в одних трусиках на кровати, — когда она прожигает твое тело и выплескиваются наружу, то очень больно. Поэтому огонь этот нужно тушить в объятиях, поцелуях, ласках, нежностях, покусываниях и стонах. Если не делать этого, любовь вскипит в голове, и ты умрешь, умрешь не физически, а превратишься в хладную куклу, бесчувственную и твердую как лава, только уже застывшая. Примешь угловатую, с неровными краями, форму человека, которому уже ничего в этой жизни не надо, будешь катиться под горку как бочка, не понимая, что там в конце и не понимая или, вернее, понимая, что свернуть уже не удастся, хоть там стена каменная. 

— Нет, любовь — это прежде всего единение двух душ, — молвила та, что немного постарше, — они нашли друг друга и любовь расцвела только потому, что встретились два необходимых для нее элемента — он и она. С этого момента они обязаны оберегать друг друга, заботиться, слушать дыхание и угадывать мысли. Без этого любовь зачахнет или превратится в половинку любви, как рыбка, что бьется об лед, не в силах попасть обратно в сладкий омут, из которого нечаянно выпрыгнула в порыве страсти.

— Любовь, — закряхтела пожилая, стоявшая у дверей, прислонившись к косяку и сжимая в руке ухват, — знаменует собой не столько чувства, сколько уклад. Если любишь, то любишь полностью, и уважаешь, и уважаешь родителей, и слушаешься их, и не перечишь, чтобы любовь эту не потерять. И скотину держишь много, и детишек заводишь, а не шастаешь с мужиками по соседнему городу в театры или кино. И штаны не носишь в клеточку и морду не кривишь, когда мама жены приходит в гости, ведь не с пустыми руками приходит, испечет что-нибудь. И умных вещей скажет, и направит на путь истинный, и опытом поделится, и скажет, как и что делать, и как что делать нельзя. 

Все вздохнули разом, еще немного помолчали, пока средняя, подняв голову с сияющими глазами не воскликнула, показывая на мужика, валяющегося у кровати, со ртом, заткнутым его же носками — «А давайте ему хрен отрежем!». Все хором воскликнули — «Давайте!», а мужик замычал что-то и начал как змея елозить, так смешно, как ужик на пруду в камышах, честное слово.

Тогда пожилая, схватив ухват покрепче заорала — «А эту сучку сожжем на огороде!». И все такие — «Сожжем!». Молоденькая, закончив хлопать в ладошки, нахмурилась и спросила — «Какую сучку-то?». «Тебя, тварь паскудная, по женатым мужикам шастающая. Мам, держи ее!» — сказала средняя.

Если посмотреть на избушку с пригорка, откуда лес заслоняет всю остальную деревню, то можно увидеть в желтом свете занавесок большую комнату с печью, и мелькающие за ними тени. Будто детишки, перед тем, как лечь спать, весело играют напоследок в догонялки, силы не до конца растраченные выплеснуть.

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded