arther_d

Categories:

Мерный атом

Условно все творчество Пелевина последних лет семи начиная со S.N.U.F.F можно посчитать прологом к этому мощнейшему произведению, некоторые императивы которого он спер у меня из одной повестушки, но не будем его за это укорять, получилось действительно грандиозно, абсолютный подъем над повседневной реальностью, прорвав ее «тугие слои». Видите, это же прямое заимствование.




Сюжет iPhuck 10 закручивается вокруг того, что современное искусство, да и искусство вообще —  есть заговор личностей или даже алгоритмов, которые санкционируют ту или иную цену. Цена определяет качество, а не наоборот. Причем цена копеечная, так называемого альтернативного искусства, тоже санкционирована.  Любое творческое действие настроенного на выживание художника, писателя композитора — просьба принять его в эти заговорщики. Это конечная цель.

Легковоспламеняющая пуканы смесь детектива, насмешек над действительностью и перекройкой правил межгендерных игр, впрочем, Виктор Олегович намекает прямым текстом, что не стоит объективировать женщину даже в симуляции риторического завитка, а то потом доебутся. Это цитата, если что. Здесь же исламизация Европы, повальное стукачество русских как национальные признак и любовь как секс-игрушка – в умелых руках делает хорошо, в неумелых ранит и рвет. Расчленяет. В прямом смысле, вот увидите.

«Сегодня все помнят: «нет» всегда значит «нет». Но цель моей книги – объяснить наконец, что «да», в том числе и повторное, не всегда значит «да». Поэтому оно может быть отозвано ретроспективно, даже через двадцать или тридцать лет, когда глубоко скрытая травма выйдет наконец на поверхность женского сознания.» - полная ясности речь фем-активистки, когда женщина может Вспомнить Все. Когда захочет и, возможно, когда ей это потребуется. Не спасет и Шварценеггер, которому тоже припомнят, как он в австрийской школе глазел на училку, представляя ее штангой на ворсистом полу. Единственный выход остаться в живых сейчас и остаться в памяти потомков  — роботы, андроиды, iPhuck 10 — любой прибор в твоей постели, лишь бы не человек. В качестве компромисса (копромисса?) возможна только поза 69, она по своей природе консенсуальна. Но не заталкиваете слишком глубоко язык, это тоже потом может быть расценено как насилие, а сказать она не могла сразу, потому член во рту. Такие дела.


По сути, когда ратующие за свободу люди, кричащие, что государство лезет им в трусы, сами не вылезают из чужих с указкой и справочником «Как надо делать», то, может быть, тоже стоит создать фронт сопротивления? На флагах которого будет не прокладка, а кастрюля с крышкой, плотно перехваченной бечевкой. Ведь как говорит один из главных героев — сколько людей, столько кастрюль с несвежими мозгами. Из каждой чем-то бесплатно пахнет. Но зачем снимать крышку? 

Понятно, что элементарное выживание требует жертв, а настоящий успех требует человеческих жертвоприношений, но мне как-то не очень хочется, чтобы вместе с мясом палач взмахом наточенного фаллоимитатора пронзал и здравый смысл, он то в чем виноват, у здравого смысла и члена-то нет, где у него может вырасти вина? Автор верит,  что мы когда-нибудь проснемся в мире, где все оскорбления чувств будут полностью учтены и будут четко прописаны карательные меры. Только тогда наступит настоящая свобода чести, совести и все остального, если это все остальное еще будет существовать. 

И искусство, форму и содержание черпающее из актуальности, санкционированной актуальности, не забываем, только тогда рождает жемчужину, когда вызывает неоднозначности, споры, критику, брызги слюны. Желательно с требованием пролития крови. Жемчужины – они все родом из довольно влажного места.

О, к слову о критиках — в части третьей вы прочитаете изумительный опус, им посвященный, по сравнению с которым анекдот про извозчика и «говна какая» вам покажется сценарием из детского утренника. И вообще об активистах и активистах различных движений и фондов – «Эх, знали бы бесстрашные молодые оторвы, ужасающие своими подвигами сеть, что активизм во все эпохи разный, а вот старость, иконы и коты — одинаковы во все времена». И пробивая что-то своим лбом во благо неких идеалов, вы просто подготавливаете его, закаляете, прокачиваете броню к будущему ежевечернему поклону во искупление.

Книга неоднозначная, нетолерантная, некорректная, неправильная. Непростая. Все закончится хорошо. Или плохо. Или нормально, если считать за нормальность каждую дичь, что происходит вокруг нас. Нормальность (здесь можно подставить любое существительное), которую мы заслужили. 

Много, много проклятых вопросов. А еще больше — проклятых ответов, которые лучше придержать во рту: сам знаешь, какое нынче время. (с) 

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded