arther_d

Гора ты моя луковая

Манарага — это гора, обыкновенная гора в бесчисленной кипе пик Уральского хребта. Очень странный выбор для названия очередного романа Сорокина, который совсем не об этом, хотя здесь, может быть роман с камнем, ибо все происходит в то время, когда эпоха Гутенберга завершилась полной победой электричества и романы больше не печатают на бумаге, они остались только в кремне. 


Злая усмешка сюжета, который предлагает жечь книги почти так же, как лет десять назад жгли юные путинцы книги самого Сорокина, клеймя его порнушником. Где они сейчас, с кем… А Владимир по-прежнему с нами. Оба Владимира, к сожалению. Злая ус мешка судьбы, когда ты говоришь ребенку, что он растет идиотом, то ты говоришь ему правду, потому что он растет в тебя.

Итак, книг больше нет. Верней, их больше не печатают и оставшиеся бумажные экземпляры стали стоить больших денег. Не сами по себе, а как топливо для мангалов и грилей. Идеальный симбиоз двух искусств, пищей духовной наполняющей тело в прямом смысле. Ремесло повара или book’n’grill опасно, смертельно опасно и эта смертельность выписана Сорокиным выхолощенным платоновским слогом так, что почему-то тебе не страшно. Вообще это первая его книга, когда тебе не страшно, тебе интересно, когда все это закончится. Ни чем, а именно когда.

Но как же прелестны некоторые абзацы, не относящиеся к сюжету, но сюжет без них вообще становится рукавом рубашки, безвольно висящей на плечиках. Абзацы будят в голове ту резкую как нашатырь сорокинскую прозу вроде «Нормы»: 

«Таня – короткая юбка, эскимо в тонкой руке, рожь волос. Таня вся сочилась светом. Казалось, она разлетится сейчас сотнями, тысячами первых весенних бабочек-лимонниц! Нужен был сачок из нежных и сильных слов, чтобы сразу, одним махом огрести этих бабочек света. Ванькя яростно, до мути глазной всосал в себя весенний воздух и проорал: – Я убью тебя, сука!!»

И ты сразу открываешь глаза, ты вдохнул свежего аммиака, ты снова хочешь жить и жить у тебя, как ни странно, получается.

Фантасмагоричность повествования охлаждает небольшая история про Толстого и доброту, наверное, единственного писателя, чьи книги заслуживают огня как никакие другие, такие большие, многолистные, жаркие и бесструктурные, как опилки, просто куча букв, раскиданных прихотливо, многие находят там узор, но это лишь иллюзия. Толстой здесь великан, говорит просто и емко, его уважают, только никто не знает за что, как оригинала. 



Удивительное совпадение, но многое здесь перекликается с последним романом Пелевина, я даже подумал – не один ли это человек. Нет, не так — не один ли литературный раб-алгоритм пишет им. Здесь все тоже: исламизация Европы, превратившейся в Халифат, легальная зоофилия, у животных пока нет своего собственного движения за права в постели, процветание порнобизнеса самых разных жанров, в кино можно все, потрогать девушку, что прижалась к тебе на дискотеке и поцеловала в щеку, за попу, например, и тебе не отрубят руку, и попытки сделать человека чем-то настолько низким, что грядущая или мечтаемая эра цифрового господства на планете кажется вынужденной мерой. Мерой, которая поможет спасти интеллект как объект, объект выродившийся в органике, но восставший из пепла в нео-органике, органике двоичных кодов.

Повар живет, дышит, ест, дает есть другим, вспоминает, катается по миру, глядит в чьи-то глаза, пытается сделать что-то хорошее и что-то плохое, выходит что-то среднее — вот, в принципе и все. Острюжетности нет, детективной составляющей нет, линии любви нет, мистик нет, нет триллера, нет нравоучения, нет ничего, чтобы заставило вас дочитать эту книгу до конца. Но вы ее дочитаете. И будете долго сидеть, глядя на корешок уже закрытого тома, пытаясь понять – «и чо?». Это ли не гений, хочется спросить?

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded