arther_d

Categories:

ПРОСТО КВАШИНО


Этот мультфильм полностью переменил мое, тогда еще зажатое в рамках непознанного, мировоззрение, в фундаменте которого лежал авторитет родителей и вообще старших родственников, по сути, ничего общего с осязаемым реальным миром не имеющих и живущих внутри насажденных уже их родителями шор.
Итак, Дядя Федор, мальчик-подросток, мучимый юношеским максимализмом вследствие начавшего бурлить внутри гормонального гейзера. Гейзер этот выплеснулся в категоричный уход из дома и хорошо, что только так, а не стал наркоманом или хипстером. Поэтому поводу в картине показано заметное облегчение матери, читающей его письмо, она даже несколько раз упала в обморок от счастья, что у него ломит лапы и хвост, а не печень и обмороженные щиколотки.

Кстати, именно мать стала основной причиной покидания родительского гнезда — уставшая от своей невостребованности женщина с кризисом уже далеко не среднего возраста, недалекая мещанка, чье счастье составляет исключительно выгуливание платьев на курорте. Запустив воспитательный процесс, да и попросту махнув рукой на сына, на мужа, на семью, отказавшись мыть тарелки, она посвятила себя сомнительному певческому таланту и другим низменным радостям советской богемы, вспомнить хотя бы ее заигрывания с котом и почтальоном. Подозрения и ревность ее мужа к ушастому была, мягко говоря, в открывшихся обстоятельствах небеспочвенной.

Устав от вечных поздних приходов домой подвыпившей матери и искусственных попыток отца, инженера средней руки и таких же знаний, найти с ним общий язык посредством разбора дома автомобиля, Дядя Федор рвет когти. Этому выражению его научил подобранный в дороги люмпен, быдловатый житель их подъезда, выведенный в картине этаким котом. Он еще научит его многим вещам — спекулированию на вещах и идеях, вранью, агрессивности к другим видам и особям, запугиванию, эгоизму в крайней степени. Кроме кота Дядя Федор взял с собой еще одного попутчика, простого, туповатого мужика, сильного, но с ограниченным интеллектом. И это понятно, кто-то должен выполнять грязную работу и защищать их будущий общий дом.

Место для дауншифтинга не вызывает вопросов – деревня. Все русские писатели стремились именно в нее дабы очистить помыслы и чресла в соитиях с крестьянками, дарующими второе дыхание если не в плане творчества, то в плане посещения поликлиник, к которым русские писатели были прикреплены. Наш герой еще не дорос до подобных методов просветления, поэтому первым делом не высвобожденную гормональную энергию направил на то, чтобы вырыть из земли-матушки, нашей прародительницы и колыбели, что такое, что даст ему силы существовать и действовать так, как он бы хотел, без пут, без навязанных стереотипов, без сомнительной терпимости, без зла и ненависти (только если это не вполне понятная ненависть к стукачам и доносчикам, представленным здесь типичным довлатовским негодяем, маскирующимся под почтальона. Как раз такие и писали четыре миллиона доносов и этот – самый худший тип, писавший не из побуждений нравственно заблудшего разума, а из подлой корысти).

Дядя Федор вырыл клад, настоящий клад, он бы вырыл его в любом месте, куда опустил бы уже намозоленными подростковыми грезами руками кирку. Клад этот – замшелая, бугристая мужская дружба и солидарность, позволившая им в конце концов купить корову и доить ее на законных основаниях, мало учитывая ее, коровьи права, ведь никто не спрашивал, нравится ли ей постоянное теребление сосков утром и вечером. Понятно, что поначалу это может доставить некоторое удовольствие, но как и любая страсть, оно со временем притупляется и может вызвать даже раздражение.

Они бы прожили втроем счастливо очень долго, пока кота опять не посадили бы за украденную в сельпо ливерную колбасу, а пес бы не нашел в деревне работящую бабу и не женился бы на ней, нарожав кучу грязноватых блохастых детишек. Но их, как я уже намекал выше, сдал почтальон, злобный, завистливый, готовый за велосипед предать самые искренние свои идеалы. Что он и сделал в конце, утопив свою взлелеянную годами асоциальность, приютив маленького воробышка, из которого, без сомнения, он тоже потом сделал стукача.

На этом история заканчивается, сценаристы пытались выпестовать хеппи-энд второй частью, где все воссоединяются в одну большую семью, но получилось так натянуто, что не поверил даже я, шестилетний тогда мальчуган. Картина научила меня многим вещам, главная из которых – не имей авторитетов кроме отблесков здравого разума, всегда подвергай критическому мышлению события, происходящие как внутри тебя, так и во внешнем кругу, не верь женщинам, если они тебя не кормят, а если кормят, не верь вдвойне. И никогда, никогда не покупай фоторужье, если можешь купить настоящее, почтальоны – они повсюду.

Сейчас, иногда просыпаясь в страхе, что мир вокруг изменился, что люди научились радоваться простым вещам вроде мимолетной ласки или кефира, что почти нет войн и насилия, что болезни больше не выкашивают человечество тысячами, что мы больше не разоряем недра планеты, что никто не носит штанов с подворотами, я сразу открываю глаза, вспоминаю Простоквашино, бегу к окну и радостно улыбаюсь – нет, пронесло, все по-прежнему, мы все также катимся под гору, в светлое будущее, где женщины выгуливают платья и поют дурным голосам, где в моде неряшливые бородки и ломающиеся автомобили, где коты только и делают, что потребляют, не производя, где каждый встречный человек при серьёзном вопросе пытается показать себя дурачком и кричит «Кто там? Кто там? Кто там?». Единственный минус – не каждому продают ружье, мне – даже фоторужье.

#киноростелеком #digitalкурултай2

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded