arther_d

Category:

Про спер...

Заключительные два тома собрания сочинений Проспера Мериме подарили мне удивительное наслаждение, божественное, яркое, как тысяча...Ну как сотня, вернее. Или даже десяток.  Ну половинка одного, да. Четверть. может еще меньше. Начнем с тома третьего, по порядку.

К этому тому Мериме вырос в моих глазах от детских рассказиков и стихов, переложений цыганских песен и необдуманного романтизма до глубоких вещей, которые заставляют хоть немного отложить книгу и подумать. Подумать о том, что, может быть, пора встать и покушать или посидеть в интернете, а то так хочется спать, а спать нельзя, так всю жизнь проспишь, как говорила моя нэнэйка. Впрочем, это я слишком жестоко, тут действительно есть пар-тройка вещиц, достойных внимания если не в целом, то выдергиванием абзацев. Например, очень порадовало его отношение к врачам и противопоставляя их священникам, он тщательно выписывал насаждаемые последними предрассудки как то – в больницах плохо и там вместо лечения можно подхватить еще что-нибудь. Это живо до сих пор, между прочим. Да и врачи у него все хорошие, рекомендуют перед обедом для пищеварения принять граммов сто, а после обеда обязательно коньячку, иначе все пропало, болезни и все такое. Ну как хорошие,  от женской истерии прописывают побои, один там хвастается, что два десятка баб так вылечил в деревне и все счастливы. Я немного сомневаюсь, пусть ответят современные врачи, у них больше опыта.


Несмотря на проявившийся некоторый здравый смысл, сам автор, как я упомняул выше, все же находится в темноте относительно женского пола, он ему не доверяет и в каждом произведении в той или иной степени жаждет в эпилоге вывести основную причину зла, причину неискоренимую и глобальную – женщины. Да, говорит нам товарищ Проспер, женщины подспудно всегда стремятся к добру, даже совершая зло. Особенно у них вреден один важный орган, дарующий как печаль, так и несравненные ласки. Он перефразировал одно выражение и написал его так — «Дорога в ад вымощена женскими языками». Об этом хотелось бы подискутировать, я не вполне разделяю эту его точку зрения, хотя доля рационального зерна тут есть, стоит только убрать определение пола. Чтобы как-то смягчить этот свой выпад, Проспер приводит цитату Паллада – «Всякая женщина — зло. Но дважды бывает хорошей — или на ложе любви, или на смертном одре». Думаю, что ему не совсем удалось таким образом вернуть женское расположение. Еще можно процитировать Ницше и его высказывание про кнут, но не будем усугублять, все-таки, в общем, этот том про любовь, а какая любовь может быть без женщин? Да знаю, знаю, может, оказывается, но тогда еще не было группы Куин и Филиппа Киркорова. 

Но не все, далеко не все эти чертовки именно чертовки, есть и предельно хорошенькие, которым прощаются все грехи, даже вымышленные. Такая женщина может быть и должна быть красивой по-настоящему, всамделишно, трушно, внешность ее должна соответствовать тридцати «если» — десяти прилагательным, характеризующим три части ее тела. Например, черные — глаза, ресницы, брови, тонкие — пальцы, губы, волосы. Ну и так далее. Вернее, далее автор спотыкается и мямлит. Все это тоже спорно, но кому-то подойдет, правда же? Не мне, но хоть кому-то, кто еще неравнодушен?

Так чем же этот том меня так раззадорил и удовлетворил? А тем, что на страницах встречаются всякие словечки, от которых, почему-то, по телу бежит приятная дрожь. Они почти забыты, выведены из вокабуляра современника, стерты в порошок старыми губами ушедших поколений. «Скандализирована» - м, как вам? Я аж подпрыгнул и катал это слово во рту несколько минут. Помните, я говорил о таких словах, шершавых и раздражающих язык до приятного покалывания. Не помните? Ну и бог с вами (бога нет). Или такие выражения как «мне исполнится сорок лет и я буду уже бабушкой». Посмотрел бы он сейчас на некоторых сорокалетних теток, подавился бы слюной своей французской.

Неплохо проходится по колдунам и мошенникам, которые есть одно и тоже, их сразу можно узнать по выражению тупости и хитрости одновременно, иногда это принимают за одухотворенность, но стоит только внимательно присмотреться, как пелена спадает. Таких нужно тащить в полицию, конечно же. Или на битву экстрасенсов на ТНТ для пущего позора.

Любопытных вещей действительно много, что стоит удручающая история про Кармен или мистический литовский медведь, списанный, по-видимому, с многих народных преданий про волколаков и оборотней. Очень хорош рассказ, серьезно, неплохой триллер по нему с элементами эротики можно забабхать. И, конечно же, леденящая душу история о том, как мужик влюбился в собственную дочь и натворил всяких делов, пока она его не кокнула. 

Вообще третий том показателен как пример того, что и писатель живший в другом веке, мог сознательно играть на хайпе, вытаскивая сюжеты, которые не оставляют равнодушными и применяя такие обороты, которые выдернут хейтеров с дивана и заставят их идти сжигать книги или кричать обидные слова.  Этим и зацепил том — тем, что Проспер не оставляет поля для вероятностей, четко очерчивая мнения, пусть полярные, ну и что.

Ну а том четвертые подарил наслаждение тем, что я его вовсе не стал читать, там одни пьесы, а пьесы я читать ненавижу.

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded