Артур Дмитриев (arther_d) wrote,
Артур Дмитриев
arther_d

Categories:

Трипер от бога

Не надо предавать меня анафеме. Трипер здесь — это путешественник, божественной волей прогулявшийся по тому свету. По крайней мере, он так говорит. Знаю ещё двоих проходимцев по задворкам быстро разрушающегося сознания — испано-американца, курившего и евшего всякую бяку, и шведа, переквалифицировавшегося из ученого в мистика неясной ориентации. Так вот, Данте создал наиболее внятную картину, хоть как-то подчиняющуюся элементарной логике. Хоть это и не обязательно, да?

images1

Книга эта достойна упоминания в веках, как основа итальянского языка. Факт общеизвестный, но все же напомню, что ещё несколько столетий назад на Пиренейском полуострове люди ни фига друг друга не понимали. В каждом районе страны разговаривали на своем наречии, которые отличались друг от друга, как татарский язык и молоки тихоокеанской сельди. Чтобы облегчить товароотношения, управление государством и упростить заваливание девушек в сеновал решили привести грамматику и фонетику к общему знаменателю. Под раздачу попала «Божественная комедия». Этим она и хороша. А в остальном… Мне не понравилось.



Данте, по щучьему велению, по беатрическому хотению (зазнобу его так звали, Беатриче. Только покинула она грешную землю, стала святой-святой с мохнатой лапой, которой и сделала визу поэту в дальний мир) попал сначала в Ад, где грешники мучаются по круговой системе. Право это было ему дано, потому что Данте – офигительный чел с кристальной душой и без плохих мыслишек. Ещё он «великого ума» и «отмеченный Божественным перстом». Эту мысль несколько раз продвигают персонажи книги. Я почти поверил. А если нет плохих помыслов, то ему в аду ничего не угрожает, говорит Беатриче. Поняла, что сморозила глупость и дала провожатого. Оказывается, что лучшим проводником и защитником в месте, где полно всяческих чертей, чудовищ и других монструозных созданий, является опять же поэт. Рифмами, если что случится, отобьются, видимо. Но Вергилий не подвел.

images2

В круге первом томятся толпы народу, рожденные до распятия Христа. Все-все, да. Как говорится – незнание не освобождает от ответственности. Причем очень-таки избирательно. Большинство ветхозаветных персонажей, слыхом не слыхавших про христианство, были перетащены в рай. Отбыть им конечно пришлось, Адам вот порядка 4000 лет протрубил в Аду (лузер намбер ван, всем рассказывает, что в райском саду провел всего семь часов. Гыыы, ну как не поржать?). Но все амнистированы ко дню рождения Сына. С тех пор и повелось миловать по праздникам.

Дальше пошли кары милостивого, сердобольного и всепрощающего Господа Бога: еретики в пылающих огнях (Папы, кардиналы и монахи. Немного простого люда. Голубой крови - белой кости не видать), горит Одиссей (грех один – коня создал. Данте за Трою болел), людоеды доедают обед (отлично прокомментировано Борхесом, тем ещё любителем «Комедии»), Магомет расчленённый (не совсем понятно – за что).

Ад какой-то местечковый – все свои, в основном итальянцы, есть несколько римлян, греков, немцев. Наших нет, к счастью. Книга больше напоминает политический памфлет, где в ад попали все враги и неприятные лично Данте люди. Даже учителя своего туда засунул. На горох, небось, ставил. Или придерживался иной точки зрения по поводу рецепта пиццы. Данте херачит недругов сурово, мерзавцами их называет. Одному даже патлы повыдергивал. «Вергилий смотрит с умиленьем» и одобряют Небеса. Небеса же одобряют и месть по жалобам грешников, которую может осуществить Данте по прибытии обратно в Италию. Черти тоже одобряюще попукивают. Не вру, есть такой момент.

Место нашлось и титанам. За то, что подняли руку на Юпитера. Что за херня, спрашивается? Либо есть Троица, либо Юпитер - Зевс сотоварищи. Брута режут на мелкие кусочки. За Юлия. Хоть и нехристианин Гай, но достоин, собака! Заврался Алигьери. А черти проморгали такой демарш. Выпустили.

Данте, проболтавшись в адском пекле, высказывает подозрительную мысль, что любовь является той самой движущей силой, которая не дает передышки чертям и поставляет в ад все новых постояльцев… Любая любовь, не направленная к богу. Даже к маме. Поэт называется…

images

Удивили черти. Эти зверюги портят жизнь душонкам за то, что они не жили по божьим законам. Возникает резонный вопрос – они на чьей стороне? Если они работают на Вседержителя и получают зарплату в райских купонах - тогда понятно. Но если они – прислужники Сатаны, то грешников-то должны привечать с радостью и прохладительными напитками. Армию формировать, сторонников и все такое. Нелогично как-то.

Из Ада благополучно выбраться помогла природная особенность Данте чуть что – холодеть и покрываться потом. Прям через страницу зяб бедняга. Потому и не обжегся.

Следующий этап трипа — Чистилище. Вергилий, бодигуардовавший Данте в аду, не покинул его и здесь. Вывод – есть чего опасаться. Вроде горы, травка, облачка. Первая опасность пришла из топографического кретинизма Данте. Ад и Чистилище находятся зеркально через экватор относительно горы Сион. Понятно, что в те времена большинство карт заканчивалось словами «hic sunt leones», но как-то бы подальше определить. А то здесь пираты сомалийские.

Вторая опасность — много думал и потерял цель. Нельзя в Чистилище думать. Хлопушек, как у Дугласа Адамса, бьющих по щам, здесь конечно нет, но дума должна быть только о Боге. Да и в жизни, учит Данте, развитие кругозора приведет лишь к ослаблению ума. Сам, однако, постоянно размышлял о судьбе Италии, которая для стран чужих уж не царица. Это его шибко расстраивало. Настольная книга для дуче. Он тоже переживал на этот счет.

Уильям, наш, Шекспир, у Данте спер ссору Монтекки и Капуллети, упомянутую в Чистилище. И фамилии спер и ссору. В защиту британца сказать могу только одно – молодец! Бедному языку Данте противопоставил словарную мощь. Серьезно, Алигьери не заморачивается на эпитетах, существительных и глаголах. Одни и те же. Или это переводчики филонят? Единственное средство речевой выразительности, затронувшее мое черствое сердце – «Как ясно нам, двух углов тупых не вместит треугольник». Вот действительно божественно. И про Анания, свершающего чудо. Это мы тоже могем, а, товарищи? А то у него огонь всегда пылает, а свет всегда сияет. Девки за такое не полюбят, смею уведомить. Все поэты это знают.

Чистилище отличается от Ада только тем, что климат здесь значительно мягче. И персонал. А души также мучаются, вымаливая на протяжении столетий возможность попасть в виповскую зону класса «Эдем».

Чистилище - как срез лука. Кругами. Как и Рай, о котором немного позже. Кольца везде, хороводы. Серафимы с хер-увимами – и те не знают другой геометрии. Верю, что найдется исследователь таланта Данте, который обнаружит ту самую низкую балку и притолоку в его доме, явившую множество кругов в глазах этого великого человека. И отметины его головы на ней. В количестве три раза по девять штук.

Ничего значительного не происходит, граница с Раем, Вергилий – в кусты, Данте – в Небесы. Там его сразу ставят на место и объясняют, что свобода воли, вероисповедания и слова есть чушь собачья. Рай не для таких. Без дисциплины нет организации, твердят ему дяденьки и тетеньки в белых одежах. Заткнись и пой, говорят ему. Славь и отринь, говорят ему. Ты дурак, как и все остальные, говорят ему.

Доминиканцы – и те в Раю. Главный орган Инквизиции во всем составе благостен и внимает сонму чистых душ. Глаза монахов светлы с малюсенькой такой горчинкой - у душ нет ножек. Испанский сапожок ржавеет в Раю без дела.

Ну как они попали сюда, Данте, мать твою? Ладно францисканцы, бернардинцы и другие, пестовавшие нищету бытия и богатство духа. А эти псы господни, алкавшие жженого мясца, как пробрались? Через много-много лет родится в твоей возлюбленной стране, Данте, другой любитель лишать девственности белоснежные листы бумаги. Расскажет про быт монастырей, библиотеки и имя розы. Теперь уж правду. Он не первый, но самый интересный, ИМХО.

Святые дядьки райские, считает автор, сугубо против смешения крови народов и сословий, несмотря, что каждый есть создание, подобное богу. Некоторые не совсем удались, твердит поэт. Не там родились, их предки не так роднились. Кушали не кошерное и не халяль.

Данте – аналогия одного землемера. Так и не добрался до замка. В Рай попал, но чести не удостоился.

32950464

Это мой самый длинный пост. Прочитали? Теперь забудьте. Данте Алигьери нечаянно обмолвился, что Бог сделал так – каждый уже рождается с червоточиной или святостью. Цезарь родился Цезарем, Ксеркс – Ксерксом. У них не было другого пути. Вся теория греха и прощения летит к чертям (которые тоже родились чертями). Зачем тогда унижаться и стоять на коленях, воскуривая фимиамы (купленные только в этой церкви, остальные недействительны), если все грехи твои – не твои, а возложенные на тебя тем, кому ты так усердно бьешь поклоны? Перестарался Данте, и проговорился.

Я написал очень много буков несвязного текста. Простите. Считаю, что прочитать нужно только Ад. Остальное не внушает доверия, а в Раю только и делают, что поют, да смотрят на огоньки. С ума сойдешь за пару лет, не говоря уже о вечности.

Subscribe

  • про сказ

    Одна из прекрасных наблюдательниц участковой избирательной комиссии в Уфе напомнила историю, когда демократию попробовали на вкус. В 2012 году…

  • про труда

    Мне кажется, что люди, унижающие поколение ЕГЭ (прекрасное поколение, как мне кажется, молодежь и детки, что я наблюдаю близко и издалека -…

  • про героев

    Я, к сожалению, выбыл из правого дела наблюдения за выборами по причине небольшой температуры и признаков ОРВИ. Хотя привит. И коллегиально мы…

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments