arther_d

Categories:

Теория Большого Надрыва

Иэн Бэнкс после своих просто волшебных «Осиной фабрики» и «Моста» ударился в фантастику. В принципе, понятное решение, многие до него пошли этим путем – Пушкин, Булгаков, Гоголь, Воннегут, Шекспир, ибо фантастика есть вершина эволюции писателя и литература как искусство появилась только для того, чтобы исторгнуть из себя фантастические романы. Дабы человечество не совершило в один прекрасный общий суицид, сполна насытившись реальностью, а могло отдохнуть хотя бы умозрительно.

«Смотри в лицо ветру» — роман из цикла Бэнкса о придуманной им Вселенной будущего, где люди стали цивилизацией Культуры и начали нести в массы инопланетян свет, добро и разум. Тьфу, гадость, правда же? Люди на такое никогда не пойдут, кто же променяет старое доброе насилие и возможность унижать да властвовать на все это дерьмо? Но это фантастический роман, поймите. Вселенной будущего помог Свет древних ошибок. Именно Свет, яркий и лучистый, добрый и теплый. Мы так сильно недооцениваем наш опыт, что имеем то настоящее, которое имеем. А вот эти гипотетические потомки пошли совершенно другим путем. У них как бы в голове поселился еще кто-то, кто смотрит на этот мир другими глазами и делает правильные выводы. Можно назвать это Здравым Смыслом, но мы с вами называем это Полной Херней.

У одной почти гуманоидной цивилизации, контактирующей с цивилизацией Культуры, недавно кончилась гражданская война, где, как это обычно бывает, консерваторы резали тех, кто хотел обновлений. Нормальная такая история, всем понятная и где-то даже близкая, если опять же опираться на настоящее. Однако в основе этой войны, как и всех войн в целом — обыкновенный культ наживы, который, кажется, внедрен в нас на генетическом уровне.

Два представителя этой цивилизации приехали независимо друг от друга на орбиталище Культуры и отчаянно избегают друг друга, пытаясь встретиться. Что такое орбиталище лучше прочитать у самого автора, а то займет слишком много времени. Просто представьте себе кольцо вокруг какой-нибудь звезды, кольцо из атмосферы, внутри которой находятся континенты и города, населенные сотнями миллионов существ со всей Вселенной. Живут там, спариваются, на концерты ходят. Да, кстати, один из наших героев – композитор. Очень известный. Второй – бывший военный, потерявший на той войне жену, о которой тоскует и постоянно думает о смерти как о единственном способе ее забыть. Так зачем же он прилетел на это орбиталище? Замечу, что Разумы, выстраивающие экосистемы и все, что нужно для проживания тех или иных рас, заботятся и об энтропии. Например, города могут ветшать со временем. Как люди. В этом есть своя красота, романтика распада. 

Культуру контролируют и танцуют искусственные Разумы, созданные людьми много сотен лет назад. Они настолько совершенны, что обладают духовной красотой гораздо большей, чем их создатели. Поэтому, собственно, им и доверили управление. Чтобы уточнить их возвышенность, добавляю, что многие Разумы и даже маленькие дроны приходят к тому, что Сублимируются, то есть уходят в отшельники на следующий уровень ментального развития, навсегда покидая физические пределы. 

Внутри Культуры почти нет убийств, краж и других преступлений, они просто немыслимы. Человеку ничего не нужно, ему даже не приходится работать, чтобы обладать какой-нибудь вещью, для этого есть механизмы. Вдобавок Разумы постоянно сканируют существ на предмет наличия оружия. Только не сканируют их мысли, вполне себе нормальное невлезание в личное пространство. Нет убийств, но есть попытки. Например, два пришельца могут начать сводить счеты. Один, как я уже сказал ранее, композитор, что, в принципе, может уже являться причиной желания его убить. Другой — потенциальный суицидник. Потенциальный, потому что он не желает умирать целенаправленно, он просто не стремится жить, а это две большие разницы. Но штука тут в том, что такому существу совсем нечего терять, он уже все потерял несколько лет назад. Так зачем же ему убивать еще кого-то, ведь данный акт не вернет никого к жизни? Да, не вернет. Но смотреть в счастливые лица других не доставляет никакой радости. Может быть это обыкновенная зависть. А может быть что-то еще. Помните, я говорил про голоса в голове. Так вот, они могут быть неиносказательными. 

Самураев в том будущем нет. Как нет никого, кого вы сможете идентифицировать по своим узким лекалам двадцать первого века. Но некая философия сохранилась вроде того, сам путь к вершине является достижением, а вид с вершины – нет. Преодоление, чёртово преодоление, от него и в будущем не скрыться, видимо. Так вот, вам придется решить, чей путь этих двух героев романа предпочтительней и весомей. Да чего там решать, разве композитор способен на что-то, кроме карябания черных, понятных только ему, загогулин на нотной грамоте? 

А может и не нужно будет что-то решать, если вы все еще находитесь в том дремучем состоянии, когда вам кажется, что все предрешено. Этот извечный русский фатум, судьба, рок, которому мы отдаемся так страстно, что ничего не хотим менять и совершать. Хорошо, что в будущем, по крайней мере, будущем Иэна Бэнкса, никаких русских тоже нет.

В итоге, в самом конце книги, вы поймете, что жизнь никогда не перестает удивлять. А смерть — да. И это достаточно грустно.

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded