Артур Дмитриев (arther_d) wrote,
Артур Дмитриев
arther_d

Сказка. Маленькое удовольствие

Я отодвинул колпак на затылок, позволив испарине свободно изливаться в сиреневые небеса, одновременно расширяя обзор. Ниже нуля, а одежда мокрая от пота насквозь. Попробуй успей за этими иродами, чьи конусы просматривались на фоне луны в метрах тридцати вправо. Торопиться не буду, время есть.

Какие-же они все-таки прочные! Можно прыгать, поджимая колени к голове и со всей силы бить – лишь некоторые пластины трескались. А чтобы лопнуть совсем, вбирая тело и макая его в студеную воду, так это большая редкость. Белое на белом вырисовывает занятные узоры, вроде всегда разные, но спутать их с чем-нибудь невозможно. Мороз и воды нашли ту точку соприкосновения, когда даже маленькие лужицы, накопившиеся меж кочек, могут стать отражением красоты мира и которую планета транслирует через эти окошечки в головы всех наземных существ.

Прыгнув ещё раз на самой красивой льдинке, и не добившись вкусного хруста, я поскакал за товарищами, притихшими. Значит уже рядом. И точно, ткнувшись в спину шестого, я увидел внизу огни факелов и контрастно темнеющую толпешку людей. Один, видать за главного, стоял ближе к дверям домика и сосредоточенно пыхтел округлой спиной в темной одеже, похожей на платье уже давно замужней женщины.



Он держал в руке топор и при каждом нервном движении руки стоящие сзади издавали тихий емкий гул, в котором сквозило одобрение, густо замешанное на страхе. Братья и я посмеивались, глядя на собравшихся. Предложил сделать ставку на первого обмочившегося. Старший так грозно посмотрел на меня, что я чуть сам себе не проиграл несостоявшееся пари.

Тот, что с топором, оглянулся назад, подставив и так красное лицо отблескам факелов, превратившее его в запрещающий автодорожный знак людской, только без ярко светлого вытянутого куска сахара посередине. И просочился в светлый квадрат приземистой двери.

Мы сидели, болтали и ждали обещанного. Люди внизу притихли, невидимо водя под шапками настороженными ушами. Сквозь плотные бревенчатые стены избы не было слышно ни звука. Через пять минут из трубы вырвался с хлопком столб белого дыма, толпа подогнула коленки, а из двери вывалился разочарованный предводитель.

Игнат никогда не подводит, и мы, отсмеявшись, пошли обратно. Она уже давно ждала нас в постели. Я, как самый младший из семерых братьев, буду последний, и поэтому не спешу. Хрусталь замёрзшей воды в моих лопнувших глазах.



Tags: как дальше жить, поэзия на, синим мелом, сказки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Классическая поза литературы

    Установить точно, когда это произошло, сейчас не представляется возможным. Скорее всего, историки будут опираться на конец семидесятых, расцвет…

  • про это

    Основной вопрос на утро после секса: В 16 — Ты меня любишь? В 20 — Ты кто? В 30 — Тебе не пора? В 40 — Ты же не расскажешь моей жене? В 50 —…

  • Не укради

    Старые книги опасны. Издания разных лет, под одной и той же редакцией, могут кардинально отличаться, потому что книга, сам текст несколько лет…

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments

Recent Posts from This Journal

  • Классическая поза литературы

    Установить точно, когда это произошло, сейчас не представляется возможным. Скорее всего, историки будут опираться на конец семидесятых, расцвет…

  • про это

    Основной вопрос на утро после секса: В 16 — Ты меня любишь? В 20 — Ты кто? В 30 — Тебе не пора? В 40 — Ты же не расскажешь моей жене? В 50 —…

  • Не укради

    Старые книги опасны. Издания разных лет, под одной и той же редакцией, могут кардинально отличаться, потому что книга, сам текст несколько лет…