Артур Дмитриев (arther_d) wrote,
Артур Дмитриев
arther_d

Афровход

Кассы большинства театров находятся сбоку. А то и – сзади. Ты хочешь потискать за соски Мельпомену, но не можешь вот так сразу войти в мрамор, ковры и люстры. Ныряя в невзрачный подъезд с облупившейся краской, скользкими ступенями, понимаешь, что только пройдя через глухой презрительный голос из-за пыльного стекла, сухо швыряющего в тебя наводящие вопросы, ты сможешь попасть туда, где бьются в неистовой судороге ладошки, поддерживая хриплое «браво».




Игра на контрасте. Подворотня и настоящая парадная, блеск и нищета. Любой занюханный спектакль с уставшими спившимися актерами, мечтающими о геноциде зрителей как класса, проникнет в душу, вытравит душок касс. Сознательное унижение, принимаемое всеми участвующими сторонами; солнечные черные зайчики софитов выжгут его и вытравят лишь затем, чтобы через некоторое время опять зачесалось где-то внутри, требуя упасть, проползти закоулками ума и опять протиснуться в маленький зальчик и сжать в руках плохо отпечатанную типографию, бумажное тавро твоей ущербности, выдаваемое за любовь к искусству.



Люди, идущие по контрамаркам и приглашениям, едят эрзац, думая, что получают удовольствие. То удовольствие, за которым и пришли, не подозревая, что опыт кассы дает человеку маленькую подсказку того, что ему показывают актеры, состоящие в тёмном сговоре со звоном аппарата, шуршанием банкнот, грымзой, отмечающей проданные места.

ЗАГСы. ЗАГСы тоже имеют некрасивую пластиковую дверь туда, где любят, умирают, ставят действительно реальные подписи. Именно эта дверь несет запах настоящих чувств, не обряженных в цвета и цветы. Безритуальность, лубочность, грязные ботинки, сопливые носы. Гербовая бумага не терпит неискренности, пропитавшую центральный вход.

Вход через некрасивую пластиковую дверь честен и тревожен. Ты приходишь сюда менять свою судьбу и менять судьбы людей закорючками, несущими капельку страха и боли. И страшно и волшебно. Нет очередей, лишь парочка таких же как ты, неуютных, никчемных, решившихся, спонтанных. Обычно молчат, даже парочки. Чернила как продолжение кровеносной системы, бьют, пульсируют в руке, такой чужой и не слушающейся приказов, гневно, один за одним, отправляющихся к ней из ватной головы.



Ты очень полюбил черные и служебные входы, которые не обязательно – выходы. Там то, что мы называем жизнью. Пусть несколько корявая, с вздувшимися на висках венами, не опрятная. С душком. Люди там не похожи на людей, но это они и есть. Вываливаясь наружу и облегченно хватая воздух, они все равно будут стремиться к этим ходам, темным дворам, загаражным пространствам, анальному сексу, напоминающему им об этих постыдных переживаниях. И черные дыры нашей Вселенной может тоже какой-то вход туда, где все блестит. Но ведь это не выход, правда же?



Tags: веселуха, синим мелом, фелляция как искусство
Subscribe

  • Про каре

    Наверняка у Гоголя в жизни кроется какая-то личная драма, тяжёлый разрыв отношений и все такое. Просто так каре не ебашут.

  • про стол

    Хорошо иметь девушку-вегана. Ты как бы купил не просто букет тюльпанов, но заодно и что-то вкусненькое к праздничному столу

  • про ангела

    Как правильно садиться на диету: берешь листок бумаги, пишешь на нем "диета", кладешь на стул, садишься. Листок можно таскать с собой,…

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments

  • Про каре

    Наверняка у Гоголя в жизни кроется какая-то личная драма, тяжёлый разрыв отношений и все такое. Просто так каре не ебашут.

  • про стол

    Хорошо иметь девушку-вегана. Ты как бы купил не просто букет тюльпанов, но заодно и что-то вкусненькое к праздничному столу

  • про ангела

    Как правильно садиться на диету: берешь листок бумаги, пишешь на нем "диета", кладешь на стул, садишься. Листок можно таскать с собой,…