Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

про плач

Моему телефону три года. Он постоянно глючит, делает дерьмовые снимки, часто теряет связь и может внезапно, выключиться. И я ему безумно благодарен за это, он научил меня терпению, я меньше раздражаюсь. почти не кричу на людей, перестал хмуриться и сожалеть. перестал ежеминутно смотреть на часы, перестал лихорадочно проверять мессенджеры. Я начал замечать пташек на ветвях деревьев, солнечных зайчиков на асфальте, девичьи светлые улыбки. Я больше не перебегаю дорогу в неположенном месте, а иду до светофора, не забиваюсь в переполненный лифт или автобус, не ругаюсь на сотрудников.если они моментально не сдали какую-то работу, с удовольствием жду медленного официанта. Потому что китайские телефоны пронизаны мудростью Будды и я познал дзен. И чтобы написать этот пост, я встал с дивана, пошел. включил компьютер. Будьте терпеливы, друзья мои (плачет).

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…

про прикольно

Принято считать, что в трудовики идут мужики, которые умеют делать только две вещи — бухать и табуретки. Но это вовсе не так, среди трудовиков встречаются настоящие гении, ума палаты, настоящие интеллигенты. Наш трудовик обращался к нам строго на "вы", и самое частое слово, звучавшее из его уст, было "пожалуйста". . "Послушайте, а хотите сделать себе хорошую ракетку для пинг-понга, это же такой дефицит сейчас?". — "Конечно, да!". — "Давайте я вас научу"

Сначала получалось плохо, через пару месяцев - уже ничего, еще через пару мы освоили пятислойную фанеру и понеслось — пилили так, что опилки под потолком облаками висли.

Мы два года лобзиком херачили, но все выбраковывал и уносил на свалку. После оказалось, что трудовик вечерами сам доводил ракетки до ума и продавал мелкооптовыми партиями какой-то спортивной школе. Деньгами, конечно, не делился.

К нашей чести, когда его увольняли, мы его жалели. К нашему несчастью, из всего этого мы извлекли всего один урок — лобзиком работать прикольно.

Ботинки бога

Великий русский сериал «Счастливы вместе» глубоко выписал самоидентичность человека, любого из нас, собранного из крупногабаритных пазлов, далеко не всегда являющихся частями тела. Гена Букин является олицетворением всего, что происходит с нами, в любую эпоху, в любой стране, и когда, наконец-то, прилетят инопланетяне, этот сериал хотя бы в качестве первого сезона должен стать тем материалом, с которым они должны ознакомиться в первую очередь. Ведь в нем — все наши страсти, все наши чаяния, вся наша жизнь, науки, философия, то, какими мы есть на самом деле. 


Продавец обуви, чья работа заключается в том, чтобы как можно быстрее удрать домой, где ждет его теплый семейный очаг и возможность сесть на диван, заправив ладонь под ремень брюк, которые он не переодевает, потому что у него нет домашней одежды — вот как мы живем. Счастливо, между прочим, это правда. И одиноко, потому что его семья — это он сам. 

Collapse )

Незаметный конец света.

Все то, о чем писали мрачные фантасты-ипохондрики, пророча нам будущее на развалах индастриала, где среди бетонных скелетов монолитных домов будет гулять свирепый ветер и тучи с непонятным наполнением — уже здесь, уже рядом. Мы с вами живем во время потерянных навсегда совершенных технологий и потерянных неких инстинктивных действий, сокращений мозга и мышц, позволявших просто и категорично решить любую поступающую проблему.

Ведь я помню времена, когда зарядка для какого-либо мобильного устройства не ломалась. Не ломалась совсем. Телефон всегда работал, он не мог выключиться или заглючить, не зависел от питания и уровня сети на сегодня. Времена, когда в доме всегда можно было приготовить горячую еду вне зависимости – есть электричество или нет, когда воду все пили из крана и из колонок, а не покупали ее.

Я вяло брел в первый класс, а справа от школы укладывали новенький черный асфальт по улице Рабокоров и в пятом он все еще был почти идеален, мы на скейтах мчались по нему до самого леса. Любой автомобиль можно было починить своими руками, а у велосипедов не лопались камеры и не рвались покрышки несколько раз за сезон, хотя интенсивность использования была выше на порядок.






И ведь было время, когда ты шел и бил кому-нибудь морду, вталкивая кулаком в помятое лицо такие понятия, как «свет», «добро», «человеколюбие», а не писал об инциденте или обиде в Фейсбуке, мучительно надеясь, что именно сейчас не пропадет связь, не закончится трафик и не сядет телефон.

Без жидкости для розжига не можем развести костер, без навигатора не помним, как проехать к маме, без статей в Космо не можем правильно трахаться, без подсказок в виде эмоджи не можем определить настроение не только собеседника, но и свое собственное. Мы каким-то непостижимым образом проскочили светлое будущее и оказались в постбудущем. Не в плохом или хорошем, а вот в  таком, какое оно есть сейчас.

Гея метрика

Евклид понуро плелся по пляжу, набирая в сандалии песок и думая о том, что молоко дома скисло давно, что ждет его холодная постель и пьяная соседка, в глазах которой лишь похоть. Похоть отрешенная, не персонифицированная. Будь ее соседом хоть кусок выброшенной на берег мачты, и этот бы кусок страдал бы от ее проникновенных, задирающих тунику, взглядов. Немного возбудившись, Евклид завернул за скалу и нечаянно наткнулся на две парочки, впрочем, совсем их не потревожив. Попятившись и спрятавшись он долго наблюдал за ними, как они возлежали рядом, как парни на подругах елозили почти в такт. А дома аккуратно записал – параллельные прямые не пересекаются.




Случилась небольшая заварушка – афиняне опять решили, что они круче вареных яиц, и приперлись на десятке кораблей к его дому на побережье. Так как Евклид всячески сторонился насилия, то спрятался в библиотеке, что недалеко от маяка. Кругом царил космос – стройные порядки боевых дружин, прореживаемые стрелами и другими смертоносными метательными штуками сразу занимали жены погибших, так уж было заведено. Евклид выглянул и дернулся лицом – прямо перед окном лежала жена одного из его учеников. Он узнал ее сразу, хоть и голова скрыта была растрепанными волосами — она была известна почти полным отсутствием вторичных половых признаков. И это ее отсутствие было пронзено копьем. Евклид выглянул еще раз, присел на пол спиной к окну и начал думать о том, если прямая не принадлежит плоскости и не параллельна ей, то они, походу, пересекаются.


Как мужик тихий и, в общем-то, нелюдимый, Евклид обожал уединение, когда шумят лишь шальные мысли в его голове, стукаясь о внутреннюю поверхность черепа и разлетаясь, образуя некий элегантный танец на манер скачки осла с засунутым под хвост пучком репья. Но повадился ходить под его окна продавец апельсинов и так сильно рекламировать свой товар препротивнейшим дискантом, в котором чувствовался изрядный довесок кошачьего мява, что мысли Евклида текли только в одном направлении – членовредительском. Никакие уговоры убавить громкость или сменить маршрут на продавца апельсинов не действовали, поэтому Евклид решился на крайние меры. В следующий раз, когда продавец апельсинов, как обычно терзая глотку и основы Вселенной, проходил мимо дома, Евклид высунулся и со всей силы треснул палкой тому по башке. В ответ на немые укоры скрюченного бессознательного тела, Евклид проорал, что между любыми двумя точками, если надо, можно провести прямую, сучара ты бацильная!

Collapse )

Символ сердца. Кто ворочается в гробу за его создание?

Сердце. Почему стилизованно оно выглядит именно так? Как непонятная фиговина с острым концом (вот здесь есть определенная логика, конечно) и расползающимся в разные стороны округлостями?

Kopiya-serdce


Если его выдернуть у себя (а лучше – не у себя, поверьте на слово), то вы увидите (если у себя – то не увидите), что ничего общего этот бесформенный кусок окровавленного мясца, все еще дрыгающийся у вас в руках и  с торчащими обрывками аорты и артерий, с фигуркой, что изображается на валентинках – не имеет.

Итак, версия первая. Лист плюща. Господа эллины и другие древние (греки, не все они эллинами были, заметьте) считали, что листочки этого сильно приставучего растения могут знаменовать соединение сердец и привязанность вообще как данность. А все потому, что с плющем дико дружил товарищ Дионис, покровитель не только пьянства беспробудного, но и чувственности.  И даже – страсти. Амфоры украшались именно орнаментом листьев плюща, хоть это и кажется иногда виноградом.

3071475723_710b1bf601_b


У греков эту фишку своровали этруски, а затем и наследники всей их (греческой) культуры – римляне. Правда, даже на борделях иногда его рисовали, гады. Но  - зеленого цвета. В красный он превратился только при появлении игральных карт благодаря неизвестному художнику средневековья. Видимо – цвет крови, курсирующем в это многострадальном биоорганическом устройстве.


Версия вторая. Люди-человеки наблюдали за животными, птицами, растениями. И сделали парадоксальны вывод, что лебеди – самые что ни наесть верные друг другу существа. И сердце есть просвет, возникающий между соприкосновения их гибкий шей, когда они милуются.
Вот только люди-человеки плоховато наблюдали за бобрами, сипухами, пингвинами, гигантскими черепахами и гиенами. Эти дети Земли гораздо преданней, да и живут подольше красивых, романтичных, но нередко разрушающих шаблон символов брака. Невкусных к тому же.

Collapse )


Я не очень люблю ливер вообще. Но пирожки с сердцем – это что-то!(с)