Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Драсти!, или Верхний Великий Пост

Здравствуйте, дорогие читатели * моего нескромного бложига и теперь я вот здесь https://medium.com/@arthurdmitriev

http://fuckchecking.blogspot.nl/ (это запасной вариант, записи будут дублироваться, скорее всего.


Меня зовут Артурчик и я очень рад вас всех здесь видеть (и даже тебя, честное слово!). Много про себя рассказывать не буду. Мое имя с кельтского означает «Большой Медведь»**. Имею троих великолепных детенышей — Злату, Влада и Егора. Тружусь в поте пера журналистом. Все, пожалуй.


10606161_662423090538716_1857514502793388251_n



Здесь вы найдете кучу отличных фото ***, несколько хороших текстов **** и достаточное количество всякой чепухи *****.


Лучшие мои посты (которые нравится мне, а не вам, маленькие извращенцы) вы сможете найти по тегам «синим мелом», «фелляция как искусство», «филантропия в лучшем виде». Ну может еще и «секас».


Можете делать на страницах все, что вам заБЛОГОрассудиться. Но за личные оскорбления в адрес друг друга могу забанить к чертовой бабушке******. Велкам или, как говорят продвинутые пользователи – Рахим итегез!

Collapse )

promo arther_d january 29, 2015 06:51 50
Buy for 30 tokens
Между раззявленных колен мелькала угловатая головка с беспорядочно понатыканными пучками жестких волос, двигающихся не только по траектории качания черепа, но и по черепу. Как маленькие бездомные гусеницы. Принцесса изредка приподнимала голову, натыкалась на эту линялую щетку, видневшиеся за ней…

про мемуары

Стендап-комик получил десять лет за шутку. Другой стендап-комик скорее всего сядет надолго за песню. Это всего лишь пробные шары, навязанные прецеденты со сторонними от политик темами, прощупывание почвы и реакции. Мы, конечно же, как всегда промолчим.  Когда я в 2014 году шутил, что скоро мы будем шепотом на кухнях рассказывать анекдоты, то, оказывается, я совсем не шутил. 

Уже почти задавили все СМИ, которые показывали реальное положение дел, организации, борющиеся против коррупции, признаны террористическими, появились статьи за оскорбление власти и штрафы за посту в социальных сетях. Вся правоохранительная система превратилась мощный карательный орган с инакомыслием. Воров и жуликов больше нельзя называть ворами, потому и это право они у нас украли.

Очень надеюсь, что доживу до того времени, когда это черное смутное время в учебниках истории будет прописано как худшее в истории России и надеюсь увидеть масштабный суд над всеми участниками этой самой огромной преступной группировки, включая региональных представителей, где Путин будет сидеть маленький, жалкий, кхе-кхекать в кулачок, и с подобострастием смотреть на государственного обвинителя. Затем его уведут после оглашения приговора, чтобы он мог в тишине и покое одиночной камеры писать много лет мемуары.

Троя в лодке, не считая Ахилла

Не так давно внезапно купил две книги про Трою. Не уверен, что меня влек некий научный интерес или греческие гей-оргии, замешанные, как ни странно, на любви к женщине, просто так случилось. О второй книге я расскажу позднее, оставил ее себе на сладенькое. Про первую же расскажу прямо сейчас и это будет Терри Пратчетт. Да, сей гений писал не только истории о волшебниках и Плоском мире, так популярном сейчас, но и вполне себе исторические изыскания вроде «Эрика».

Итак, «лучам солнца удалось сделать то, чего не удалось бесчисленным захватчикам, нескольким гражданским войнам и закону о комендантском часе. Они принесли в город покой». Не правда ли очень точно подмечено? Только зной и, может быть, еще ведро черешни способны утихомирить людской бесцельный рой. 

Люди прячутся по домам и начинают выполнять всяческие ритуалы с огромным количеством пирамидок, подсвечником, рунических надписей, магических кругов. Детали эти необязательны, но с ними приятней. То есть, валяются на диванах и втыкают в смартфоны или глиняные таблички, зависит от времени действия.

Collapse )

Толсто. Не тонко

Чехов, Чехов, Чехов… Черт меня дернул поддаться юношеской рефлексии и купить большой том рассказов Антон Палыча. И постигла меня кара небесная в виде полнейшего разочарования, и мир мой давних лет, и флер очарования растаяли словно то, что я считал когда-то смешным. 

Меня можно простить, ведь был я мал годами, а дети, знаете ли, очень жестоки. И оттого всяческие оскорбления, надувательства и издевки им кажутся одной из граней чувства юмора. Ну той самой, где мамаша описывается как тощая голландская сельдь, а ейный муженек круглый словно жук. Измена выписывается как поступь цивилизации, а в девственных лесах Америки живут львы и тигры, которые очень забавно убивают людей. На этом можно было бы закончить, ибо девица Подзатылкина замечательна только тем, что ничем не замечательна, но хочется опустошить сосуд до конца.

Есть правда в его некоторых словах. Что научный бред про то, что без кислорода жить невозможно, выдуман хитрыми химиками, которые знают — на самом деле жить невозможно только без денег. Да еще и обструкция верующих в гороскопы. Ну и все на этом, пожалуй. И очень хороша мини-байка об одном служащем, любившем пред каждым начальством или старшим по возрасту непременно снимать шапку. Так он увлекся этим делом, что однажды простудил голову и умер. Вот это хорошо, да.

Collapse )

Теория Большого Надрыва

Иэн Бэнкс после своих просто волшебных «Осиной фабрики» и «Моста» ударился в фантастику. В принципе, понятное решение, многие до него пошли этим путем – Пушкин, Булгаков, Гоголь, Воннегут, Шекспир, ибо фантастика есть вершина эволюции писателя и литература как искусство появилась только для того, чтобы исторгнуть из себя фантастические романы. Дабы человечество не совершило в один прекрасный общий суицид, сполна насытившись реальностью, а могло отдохнуть хотя бы умозрительно.

«Смотри в лицо ветру» — роман из цикла Бэнкса о придуманной им Вселенной будущего, где люди стали цивилизацией Культуры и начали нести в массы инопланетян свет, добро и разум. Тьфу, гадость, правда же? Люди на такое никогда не пойдут, кто же променяет старое доброе насилие и возможность унижать да властвовать на все это дерьмо? Но это фантастический роман, поймите. Вселенной будущего помог Свет древних ошибок. Именно Свет, яркий и лучистый, добрый и теплый. Мы так сильно недооцениваем наш опыт, что имеем то настоящее, которое имеем. А вот эти гипотетические потомки пошли совершенно другим путем. У них как бы в голове поселился еще кто-то, кто смотрит на этот мир другими глазами и делает правильные выводы. Можно назвать это Здравым Смыслом, но мы с вами называем это Полной Херней.

Collapse )

Классическая поза литературы

Установить точно, когда это произошло, сейчас не представляется возможным. Скорее всего, историки будут опираться на конец семидесятых, расцвет самиздата, причем самиздата острого и противоречивого. Именно тогда в буквенных сочетаниях русских подпольных писателей начали проскальзывать не только социальные конструкты, опровергающие сияние коммунизма, но и очертания человеческих половых органов, до того момента сокрытые решениями партии. Словно всей русской литературе двадцатого века надоело держать себя в руках, надоело копить в себе людское, надоело зажимать себя в рамках светлого будущего. И уже года этак с восемьдесят второго прорвало. 

Одним из самых ярких и колючих розовых кустов, выросших на этой хорошо удобренной куче словесного компоста, стал Виктор Ерофеев. В замечательной книге «Русская красавица», вобравшей в себя кроме часто изливающегося семени сам роман и несколько рассказов, описания этих самых органов предостаточно, иногда кажется, что чрезмерно. Все эти пахнущие укропом или бузиной вагины, лиловые, со вздувшимися венами, члены, дряблые, безыдейные соски, губы, тянущиеся в преисподнюю физического взаимодействия.

Впрочем, роман читается быстро, несмотря на рвотные позывы, бред главной героини, записанный ею одним, как кажется, предложением, перед самой ее кончиной, окончательной кончиной, а не тех кончин, что с нею будут приключаться на каждой странице, затягивает.  

Collapse )

Не укради

Старые книги опасны. Издания разных лет, под одной и той же редакцией, могут кардинально отличаться, потому что книга, сам текст несколько лет пропитывается собственной едкой кислотой, становясь с каждым годом крепче, настаиваясь. Вся эта едкость выплескивается на первого попавшегося читателя, выжигая ему мозг. А представляете, что происходит внутри старых рукописей, причем рукописей, которые еще никто, кроме самого автора не читал?

Плоский лист бумаги на самом деле совершенно не плоский, его объем может быть куда больше, объема нашей звезды или даже вашего эго. Оценить этот объем можно только полностью погрузившись в лист, обернувшись им как одеялом, впитать телом буквы. С рукописями легче, они еще не связаны общей обложкой, не склеены, не прошиты. В рукописях можно купаться. Особенно если это рукопись великого Хэмингуэя. Особенно если это рукопись великого Хемингуэя, ни разу еще не изданная и считающаяся исчезнувшей.

Одна юная студентка находит именно такую в библиотеке колледжа. Она много проводит там, она спит с библиотекарем. Что сделает человек, отыскавший такое? Конечно, заявит миру, продаст ее на аукционе. Но не девушка, которая спит с библиотекарем. Нет, она тщательно перепишет рукопись и с помощью друга-писателя протолкнет ее в издательство. Только для того, чтобы начать спать с владельцем художественной галереи. Станет лжедмитрием (тут мне подумалось, как прекрасно перекликается это ассоциативное понятие с моей фамилией. «Лжедмитриев» - по-моему — звучит).

Collapse )

Про общественность

Ещё одна из причин, почему Питер забрал себе звание второй после Уфы культурной столицы страны кроется в тишайшем голосе, объявляющем станции в местном метро. Интеллигентный мужчина спокойно и размеренно говорит, что сейчас будет остановка, а следующая - вот такая. Его слышно, вот только разобрать ничего невозможно из-за шума самого поезда. А когда ты читаешь книжку, то и вовсе не замечаешь.

Мне кажется, что это как раз для того, чтобы не отвлекать от интересных страниц. Да, ты проедешь свою станцию, опоздаешь на работу, учёбу, тренировку, в магазин, в девушку, но зато прочитаешь больше. И станешь ещё чуть-чуть культурней.

Со временем, думаю, голос совсем уберут, он мешает, а все ветки закольцуют. И двери вагонов будут открываться, только если ты дочитаешь до конца и в маленький динамик быстро изложишь — о чем книга и что хотел сказать автор.

В тех же случаях, когда автор совершенно ничего не хотел сказать, его будут самого вылавливать и запускать в вагон до тех пор, пока он не выяснит свою точку зрения и не поделится ей с общественностью.

Никаких дыр

Далекое будущее. Настолько далекое, что измеряется от нашего настоящего десятками тысяч лет. Да, Иэн Бэнкс тот еще оптимист, хоть и пишет очень страшные и жуткие книжки. Но «Эксцессия» не похожа и на «Осиную фабрику», ни на «Мост».

Люди, как это ни странно, не переубивали друг друга, а смогли прорваться к звездам, подчинив себе Вселенную, всю, без остатка. Ну как люди — их космические корабли, эволюционировавшие в Разумы разных степеней разумности.  Огромные, десятки и сотни километров в поперечнике. Именно корабли стали правителями космоса. Человеческие экипажи сохранились, как и планеты с населением, но человечество само по себе стало просто одной из миллионов простейших форм по сравнению с этими мыслящими гигантами. 

Культура, доминирующее государственное образование, если не считать Сублимировавшихся Старших Рас, последние 500 лет не ведает ни войн, ни проблем с другими обитателями космоса. Потому что ее корабли не знают себе равных, они слишком, слишком уж умны. Хамы или эленчи сильно отстают в развитии и огневой мощи. И у Культуры есть боевые мемы, между прочим. И это не смешно. Но вот появляется Эксцессия. Если вы хотите, чтобы я объяснил, что это такое, то даже не надейтесь, я ни хера не понял. Вы тоже не поймете, уверяю. 

Collapse )